Регионы

Мы в соцсетях

Facebook
ВКонтакте
Twitter

Календарь событий

Загрузка...

Куда ведет китайский "путь"?

30.04.2020 17:43

Все знают, что с соседями надо дружить. Так жить и проще, и веселее, и иногда даже выгоднее. Особенно, если твой сосед Китай. Держава, обладающая мощнейшим экономическим и военным потенциалом и имеющая стратегические интересы по всему миру. Многовекторность в политике почти всех центральноазиатских государств определяется их необходимостью понравиться не только всем ближайшим соседям, иногда не совсем ладящими друг с другом, но и здоровому парню с соседней улицы, и разумеется, получить с них некоторые преференции.

И пока политики до хрипоты спорят, с кем им лучше идти в светлое будущее, с Россией или Америкой, Китай быстро и незаметно наращивает свое влияние в регионе, активно инвестирует, выдает кредиты, все, разумеется, во благо глобальной инициативы «Один пояс – один путь». Этот китайский проект стал своеобразным брендом с самого начала своей реализации. С 2013 года практически любую активность Пекина в Центральной Азии автоматически стали относить к инициативе «Пояса и пути», будь то выставки высоких технологий, ярмарки вакансий для работы за рубежом, конкурсы профессионального мастерства или многомиллионные инвестиции. Китай устраивает такое положение, репутация благодетеля и гуманиста будет поддерживаться ровно столько, сколько это будет приносить выгоду.

Это сейчас жители региона наслаждаются городской инфраструктурой, автомагистралями и железными дорогами, газопроводом и прочими благами, построенным на деньги богатого соседа, но придет день, когда долги нужно будет возвращать. Уже сейчас страны Центральной Азии находятся в сложном положении: Киргизия должна Китаю 1,7 млрд. долларов (45% всех внешних займов), Таджикистан – 1,2 млрд. (52% всех внешних займов). Долги этих двух стран перед Китаем составляют более 20% их ВВП, и возвращение их кредитору видится весьма туманным. Но и на этот случай у Китая есть решение: он предлагает государствам региона схему «инвестиции в обмен на сырье», которая подразумевает выделение средств в обмен на доступ к месторождениям природных ископаемых. В частности, эти меры реализуются в Туркменистане. Республика фактически расплачивается поставками газа за кредиты, выданные на обустройство месторождения Галканыш. Таджикистану уже сейчас сложно обслуживать свои кредиты, в связи с чем крупная китайская компания получила право добывать золото из рудников «Восточный Дуоба» и «Верхний Кумарг» до тех пор, пока не возместит 331,5 млн. долларов, потраченные в 2016 году на строительство ТЭЦ «Душанбе-2». Выделением гранта на реконструкцию киргизской трассы Ош – Иркештам Китай получил право на разработку золоторудного месторождения Иштамберды в Кыргызстане. По подобной схеме строится и Душанбинская ТЭЦ-2 в Таджикистане. Китай совсем не альтруист. Все вложенные средства он возвращает тем, что растущей бешеными темпами экономике важнее всего – ресурсами.

Не удивительно и то, что на данном этапе китайская сторона активно продвигает необходимость охраны объектов инфраструктуры, компаний и месторождений, где присутствует китайский капитал и китайские граждане, силами Китая. В том числе, по некоторым данным, с привлечением частных военных охранных предприятий КНР. Не за горами день, когда Китай захочет обеспечивать безопасность своих объектов на территории других государств военными силами. В этой связи нельзя не вспомнить журналиста «The Washington Post», утверждающего, что в Мургабском районе Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана, недалеко от границы с Афганистаном и КНР расположена китайская военная база. По официальным данным это пограничная застава таджикских войск. Документ о строительстве семи пограничных застав и тренировочных центров на таджикско-афганской границе с привлечением китайских инвестиций  был согласован правительствами Таджикистана и Китая в 2016 году.

Вероятнее всего, их присутствие будет объясняться вполне логично: как заботливый сосед Китай должен  не допустить распространения терроризма в регионе и дальше – в Синьцзян-Уйгурский автономный район. Попасть туда боевики могут либо через территорию Таджикистана, либо по Ваханскому коридору – плохо контролируемому горному району Афганистана. Коридор в стратегическом отношении очень важен для стабильности на западе КНР. В этом контексте вслед за Таджикистаном китайские военные вполне могут начать тесное сотрудничество с туркменскими властями по охране туркменско-афганской границы.

Китайская мудрость гласит: «Тот, кто мягко ступает, далеко продвинется на своем пути». Хочется верить, что любовь центральноазиатских стран, и без того избалованных грантами, к безвозмездной помощи, не помешает им трезво взглянуть на ситуацию и не обмануться в своих ожиданиях. И великому китайскому дракону с его мягкой поступью и завораживающей улыбкой позволят пройти так далеко, насколько это будет выгодно и безопасно в первую очередь для граждан и будущего любой из центральноазиатских стран.