Регионы

Мы в соцсетях

Facebook
ВКонтакте
Twitter

Календарь событий

Загрузка...

Центральная Азия в фокусе экономических интересов Китая

22.04.2020 18:31

Центрально-Азиатский регион имеет ключевое значение для Китая как в геополитическом, так и в экономическом плане. В экономическом плане Центральная Азия рассматривается Китаем как зона исключительных интересов. Это и не удивительно ведь в Центральной Азии сосредоточено огромное количество природных ресурсов необходимых Поднебесной.

Масштабные войны для достижения поставленных целей ушли в прошлое, на смену им пришла «мягкая сила» – более эффективный и долгосрочный инструмент получения желаемого. И Китай не стал исключением. После распада Советского Союза Пекин активно использует инструменты «мягкой силы» для завоевания доверия национальных правительств и населения центральноазиатских государств.

«Мягкая сила» заключается в желании Китая идти на активное экономическое взаимодействие, готовность вкладывать внушительные суммы денег в реализацию нужных странам Центральной Азии проектов. Но у китайских инвестиций есть цена, а их получение налагает дополнительные обременения. Более того, сами эти инвестиции и проекты могут стать проблемой для государств, где центральная власть слаба, недальновидна, алчна и не умеет отстаивать собственные интересы.

Влияние Китая нарастает, и не всегда это хорошо для всех стран региона. Особенность взаимодействия Поднебесной состоит в том, что КНР строит отношения не с союзами и объединениями, а исключительно на двусторонней основе. Вместо того, чтобы договориться сразу с Душанбе, Ташкентом, Бишкеком и Нурсултаном, Пекин заключает отдельные договора с каждой из республик. Ему так проще доминировать и легче отстаивать свои интересы. Гораздо проще договариваться по отдельности с каждым, чем продвигать проект в рамках ШОС или, к примеру, ЕАЭС, когда придется искать всех устраивающий консенсус.

Кроме того, главный привлекающий проект Китая для региона – «Один пояс один путь» – это многомиллиардные инвестиции в транспортную инфраструктуру и сопутствующие сферы. Вот только китайские миллиарды будут, как обычно, осваивать китайские же компании. Республики ждут инвестиции, и они придут из КНР. Но… только туда, где будет интерес у китайского бизнеса. А в чем у него интерес? У КНР избыток трудовых ресурсов и дефицит всех остальных, в первую очередь, природных. То есть сырьевая ориентация стран ЦА станет только сильнее закреплена. А местное население будет ориентировано на обслуживание китайских кадров и инфраструктуры, созданной для удовлетворения потребностей КНР. Китайскае рабсила, оборудование, товары, услуги… И все это на фоне растущих долгов стран ЦА Китаю.

На данном этапе должниками Китая являются такие страны центральноазиатского региона как Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Кыргызстан и Туркменистан. Объем госдолга Казахстана превышает 12 млрд. долларов. Кроме того, Казахстан обратился к правительству Китая за помощью еще на сумму 300 миллионов долларов США. Кыргызстан в свою очередь задолжала 1,7 млрд. долларов это более 40% от всего внешнего долга республики. Доля китайских кредитов в долге Таджикистана 48% от внешнего долга и составляет 1,2 млрд. долларов. Узбекистан также является должником Китая, республика заняла 7,8 млрд. долларов. Закрытость экономики республики Туркменистан не позволяет получить достоверную информацию о долгах страны. Из открытых источников известно, что Китай давал Ашхабаду кредиты для разработки крупнейшего газового месторождения «Галкыныш». Кроме того, китайцы построили газопровод через Узбекистан и Казахстан. Приблизительная стоимость этих проектов превышает 8 млрд. долларов. Туркменистан является четвертой в мире страной по объемам добыче газа и 90% топлива она поставляет в Китай. По данным таможни КНР Пекин закупал газ в три раза ниже рыночной цены. Считается, что именно таким образом Туркменистан расплачивается за свои долги.

Между тем Китай продолжает наращивать экономическую активность в Казахстане. По неофициальным данным, КНР вложил только в банковский и добывающий сектора от 55 до 80 млрд. долларов. Стремительно растёт число совместных предприятий с Китаем - с 385 совместных предприятий в 2015 году до почти тысячи в настоящее время. Среди них не только крупные государственные компании, нефтегазовые гиганты, связанные с Торгово-промышленным банком Китая, но и частный бизнес, средний и малый. Кроме того, китайский капитал контролирует большинство нефтедобывающих предприятий западного Казахстана, КНР принадлежит более 50% акций. Причем это государственный китайский капитал, а не частный. По мнению ряда экспертов, предоставление дешёвых кредитов, контроль над рядом нефтегазовых и горнорудных месторождений может поставить Казахстан в зависимое положение от Поднебесной.

В Таджикистане Китай в первую очередь интересуют металлы. Более 80% золота в Таджикистане разрабатываются китайскими компаниями. В 2020 году Душанбе планирует увеличить добычу драгоценного металла за счет разработки месторождения «Кончоч» в Согдийской области. Сумма китайских инвестиций в новое месторождение превышает 200 миллионов долларов. Кроме того, 8 лет назад Таджикистан под предлогом демаркации и делимитации границ отдал Китаю 1% процент своей территории. А в 2018 году управление геологии Таджикистана передало Китаю еще одно золоторудное месторождение «Верхний Кумарг» в счет погашения долга в 330 млн. долларов, взятого на модернизацию «Душанбе -2».

Велик долг перед Китаем и у Кыргызстана. В 2013 году завершила строительство подстанции «Датка» взяв кредит в размере 208 млн. долларов. у Китая. Его строительство ознаменовало собой начало более крупного проекта - строительства линии электропередачи «Датка-Кемин» стоимостью 389 млн. долларов. Эти деньги тоже выделил КНР.

В этом же году Китай выделил 386 млн. долларов на реконструкцию Бишкекской ТЭЦ. Пекин настоял на том, чтобы реализацию проекта проводила их компания TBEA, ранее занимавшаяся в Кыргызстане строительством подстанции «Датка» и ЛЭП «Датка - Кемин». В рамках модернизации Бишкекской ТЭЦ был построен городок на проживание 1,5 тысячи граждан Китая, а также было заключено соглашение на поставку оборудования именно китайского производства.

Согласно договоренностям с Китаем, задолженность Кыргызстана не подлежит списанию, и ее срок не может быть продлен. Кроме того, все спорные вопросы по кредитам должны решаться в соответствии с китайским законодательством и в Гонконге. Китай никогда не списывал кредиты своим должникам, поэтому киргизским властям придется искать другие способы погашения долга, например, брать кредиты у других стран.

В этих условиях Китай, сталкиваясь с замедлением своего экономического роста, сделал ставку на инвестиционную активность с использованием производственных мощностей за пределами страны, а именно в Центральной Азии. Массированный экспорт инвестиций направлен в первую очередь на лоббирование интересов китайского бизнеса и китайской экономики. Кредиты выдаются исключительно на условии привлечения китайских подрядчиков и китайских же технологий. Если подобная тенденция продолжится, то через 10-15 лет от суверенитета центральноазиатских республик не останется и следа.