Регионы

Мы в соцсетях

Facebook
ВКонтакте
Twitter

Календарь событий

Загрузка...

Спланированное исцеление

25.05.2018 15:22

Андрей Бейзер

Новый эпизод в "Деле Скрипалей" был открыт в эту среду интервью дочери бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля Юлии британскому иформационному агенству Рейтерс. Сенсационных заявлений не прозвучало: в нем Юлия выразила благодарность британским врачам, просила уважать ее личную жизнь и поделилась желанием со временем вернуться в Россию. Ее рассказ об «угнетающем» процессе лечения подтверждал шрам на шее от трахеостомии – процедуры, по сути реанимационной, когда человек по каким-то причинам не может сам дышат. Это косвенно указывает на возможные последствия от отравления сильнодействующим химическим веществом, такие как спазм гортани.

 

При этом внешне Юлия стала выглядеть даже лучше, чем до отравления. Девушка выглядела слишком бодрой для человека, находившегося буквально недавно в состоянии глубокой комы. И тут же возникает основное противоречие: британское руководство в первые дни после отравления нервно-паралитическим веществом «Новичок» заявило, что даже если Скрипалям удастся выжить, то они на всю жизнь останутся инвалидами.

 

Кроме того, русскоязычные граждане сразу заметили, что текст, который Скрипаль проговаривала почти без запинки звучит неестественно для русской речи. Создается впечатление, что речь Юлии обладает всеми признаками подготовленности: бросается в глаза несоответствие смысла используемых слов и интонации, с которой они произносятся. Это, в свою очередь, свидетельствует о том, что говорящий заранее выучил текст, который был написан не им. Так зачем же тогда нужна была британцам эта «постановка»?

 

Очевидно, что «внезапное» появление Юлии Скрипаль в информационном пространстве может являться продолжением стратегии Лондона по манипуляции общественным мнением. Ведь накал антироссийской истерии постепенно сходит на нет, а новых убедительных доказательств вины Москвы в отравлении у британского следствия так и не появилось. Поэтому признательные показания свидетеля, который одновременно является и пострадавшим, это самые ценные показания, которые только могут быть в рамках британской юстиции.