Регионы

Мы в соцсетях

Facebook
ВКонтакте
Twitter

Календарь событий

Загрузка...

Корейский полуостров снова на грани войны

30.11.2017 00:44

Юрий Алексеев, международный обозреватель

Очередные ракетные испытания в КНДР – на этот раз ракеты «Хвасон-15» с усовершенствованными тактико-техническими характеристиками – действительно, как это и преподносят в США, является грубым нарушением требований резолюций СБ ООН.

Свой гнев на головы северокорейцев, проявивших до этого немалую выдержку и воздерживавшихся от ракетных пусков и ядерных испытаний более двух месяцев, обрушили все главные мировые столицы. В Сеуле говорят о неизбежности новых жестких санкций в отношение КНДР, в Токио теперь опасаются не только ядерной, но химической, а также биологической атаки противника, Совбез ООН проводит экстренное совещание, а американский госдеп назначает ответственных за произошедшее. Естественно, это, по американской оценке, Китай и Россия, которые, дескать, не приняли надлежащих строгих мер в отношении КНДР.

Между тем, в российской столице эти действия Пхеньяна охарактеризовали не менее резко, чем в США. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков осудил очередные испытания в КНДР, назвав их «провокационными действиями, которые приводят к дальнейшему росту напряженности». «Из-за этого значительно отодвигается момент начала урегулирования кризисной ситуации», полагает представитель Кремля.

В этой разогретой ситуации, мало кто вспоминает о неоднократных предупреждениях на этот счет российской стороны, стремившейся предотвратить такое развитие ситуации. Последнее из них прозвучало в Сеуле лишь два дня тому назад из уст специального представителя России по проблеме Корейского полуострова Игоря Моргулова. Выступая на выездной сессии Валдайского клуба, российский дипломат пытался убедить американскую, южнокорейскую и японскую стороны в крайне необходимости отказаться от планов проведения 4-8 декабря крупномасштабных совместных учений «Vigilant Ace -17».

Опять тщетно! Помнится, тогда, на конференции, южнокорейские международники демонстрировали иронию и снисходительность по отношению к словам Моргулова. В Сеуле твердо решили полагаться в урегулировании северокорейской проблемы на американскую сторону, удовлетворившись обещаниями Дональда Трампа о том, что решение о начале боевых действий против Северной Кореи будет приниматься лишь с согласия Сеула.

На самом деле такого согласия американцам вовсе и не требуется. Американскому президенту удалось умело вписать Южную Корею и Японию в фарватер своей политики, так что в Сеуле и Токио просто проштампуют такое решение. Хотя ранее в Сеуле и рассматривали возможность обращения к США с просьбой об отказе от проведения учений. Но в американском госдепе в этой связи, а также в связи с предложением Москвы и Пекина о поэтапном урегулировании проблемы, заявили, что прекращение совместных военных учений РК и США и северокорейских ядерных провокаций не являются равноценными решениями.

Так кто же в действительности виноват в новом обострении обстановки вокруг ракетно-ядерной проблемы: КНДР или США? Или Китай и Россия? Или США, Южная Корея и Япония? Ответ очевиден. Это только в американской администрации и госдепартаменте путаются в оценках.

В Вашингтоне не устают повторять, что предстоящие учения учений «Vigilant Ace» являются ежегодными и проходят исключительно в оборонительных целях. Но при этом в американской столице подчеркивают особенности целей, направленности и характера «Vigilant Ace -17».

Там не скрывают, что главная текущая цель нынешних учений – отработка сценария по подавлению наступательного внешнеполитического курса Пхеньяна, его оборонительных возможностей, а также по уничтожению основных ракетно-ядерных объектов, а также других важных инфраструктурных систем. Американские, южнокорейские и японские СМИ еще больше подогревают ажиотаж вокруг учений, подчеркивая некий широкомасштабный и беспрецедентный характер этого военного мероприятия, подлинная характеристика которого – военная провокация.

Какой реакции на такие действия можно было ожидать со стороны КНДР? Конечно же, очередной ракетный пуск или очередное ядерное испытание. Этого невозможно было не предвидеть.

Но холодный оценочный взгляд на складывающуюся ситуацию позволяет дать дополнительные разъяснения на это счет и даже допустить, отнюдь, не апокалиптические выводы.

Во-первых, об учениях. Не такие уж они беспрецедентные, как и их пытаются представить в США, а одновременно и в Северной Корее. Да, действительно в этом году в них примут участие не только ВВС США и Южной Кореи, но также отдельные части военно-морских сил и морской пехоты. Есть сообщения (из прессы) о возможном привлечении к учениям определенных сил и средств из состава японских сил самообороны.

Да, действительно, в рамках учений будет отрабатываться весь комплекс задач, решаемых прежде всего союзническими ВВС в условиях резкого обострения обстановки на Корейском полуострове и вокруг него. Это и переброска на Корейский полуостров сил и средств с ближайших к Корее авиабаз, в частности, с авиабазы Кадена – шести истребителей F-22 Raptor (кстати, впервые) и, возможно, до четырёх истребителей-бомбардировщиков пятого поколения F-35A.

По оценкам северокорейской стороны, противник перебросит с ближайших авиабаз в общей сложности до 230 самолетов боевой, транспортной, разведывательной и другой вспомогательной авиации. К учениям будут привлечены 12 тыс. военнослужащих из состава ВМС и морской пехоты. В ходе учений будет отрабатываться не только переброска сил и средств, но и весь комплекс боевых задач создаваемой войсковой группировки, то есть, задач ВВС по боевому патрулированию, перехвату, нанесению бомбово-штурмовых ударов, дозаправки в воздухе, воздушной разведки, транспортировки войск и боевой техники, высадки воздушного и морского десанта.

На первый взгляд, масштаб учений, весьма широк. Особенно, что касается количества перебрасываемых сил и средств. Но приблизительно такие же масштабы отмечались и ранее, даже в далеки 80-е и 90-е годы прошлого столетия, не говоря уже о подобных мероприятиях, проведенных в начале двухтысячных.

К примеру, в рамках забытых сегодня учениях Team Spirit отрабатывались гораздо более масштабные переброски, в том числе c задействованием самолетов стратегической авиации. А стратегические бомбардировщики В-52 работали над такими уникальными задачами, как экстренная посадка на необорудованное шоссейное полотно.

Это современные военные штабы и западные СМИ сами стремятся придать «Vigilant Ace -17» беспрецедентный характер. Такое говорит лишь о том, что США и их союзники неизменно стоят на позиции запугивания и шантажа Северной Кореи. Только вот в Пхеньяне что-то не очень пугаются.

Но есть во всей этой неприятной истории два примечательных позитивных момента. Пхеньян, сообщив об очередном успешном ракетном пуске и ее возможностях достигнуть любой точки на территории США, официально заявил о завершении испытательной ракетной программы.

Так ли это будет в дальнейшем или не так, но в этом заявлении явно просматривается некое стремление Пхеньяна успокоить Вашингтон и другую взволнованную международную общественность.

В американской администрации до этого ракетного пуска тоже придерживались довольно сдержанной позиции. Этого нельзя не заметить. Но сегодня Дональд Трамп опять разразился в адрес КНДР и ее руководителей гневной и даже оскорбительной риторикой.

Так что по крайне мере на ближайшее время диалог сорван, и враждующие стороны снова на грани войны. Но альтернативы мирному решению и переговорам тоже нет.

В этой связи нельзя не вспомнить слова российского дипломата Игоря Моргулова на упомянутой конференции в Сеуле: «Но для того, чтобы начать этот диалог нужно, прежде всего, остановиться, выдохнуть, как говорят».

Моргулов признал существование «апокалиптического варианта развития событий в этом регионе», но вместе с тем выразил надежду на то, что «хватит здравого смысла у регионального сообщества, чтобы этот негативный сценарий не реализовался.

Россия и Китай по-прежнему настойчиво работают одновременно и с Вашингтоном, и с Пхеньяном. Они еще раз напоминают о разработанной ими и предложенной сторонам конфликта «дорожной карте» поэтапного урегулирования.

Но пока ответа на это предложение нет ни со стороны КНДР, ни со стороны США.