Регионы

Мы в соцсетях

Facebook
ВКонтакте
Twitter

Календарь событий

Загрузка...

Поворот на Восток

30.06.2017 15:40

Георгий Левченко

Поворот России на Восток, многократно провозглашавшийся, но реально начавшийся политически и экономически с 2011-2012 годов, во многом произошел. Торговля с Азией  снова растет, быстро увеличивается ее доля в общем внешнеторговом обороте страны.

Отношения России и Китая все больше дополняются и балансируются укреплением отношений с Японией, Вьетнамом, другими странами АСЕАН, Индией, Южной Кореей, Ираном. Вместо предсказывавшегося соперничества в Центральной Азии между Москвой и Пекином налаживается, хоть и медленно, сопряжение между китайским "Новым Шелковым путем" и участниками Евразийского экономического сотрудничества (ЕАЭС).

В условиях резкого ухудшения отношений между Россией и ведущими странами Запада новое значение приобретает российско-латиноамериканское сотрудничество. Сейчас сложилась ситуация, в которой РФ может стать одним из значимых игроков на пространстве Латинской Америки, что позволит снизить внешнеполитические риски и укрепить переговорные позиции Москвы. Так, Россия заменила в качестве поставщика нефти для Кубы Венесуэлу, которая из-за кризиса сейчас не может так же, как последние пару десятилетий продавать Гаване нефть по сильно заниженным ценам.

Решающую роль в формировании будущего региона будет играть стратегическое соперничество между США и Китаем при снижающейся роли ЕС и попытки России укрепить здесь свои позиции. Нахождение баланса интересов США, КНР и РФ в Латинской Америке будет означать формирование в регионе геополитического треугольника, результатом чего станет дальнейшее расширение альтернативных торгово-экономических и политических возможностей латиноамериканских стран.

Есть основания полагать, что в ближайшие годы стратегия Российской Федерации в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) будет формироваться и осуществляться на практике под воздействием трех геополитических факторов.

Во-первых, в российском политическом истеблишменте и в национальных деловых кругах сформировался запрос на активную глобальную деятельность государства, направленную на продвижение интересов России во всех уголках Земного шара. АТР с его огромным экономическим потенциалом и растущими рынками не может являться исключением.

Во-вторых, отношения между Россией и Западом вступили, судя по всему, в продолжительный период "новой холодной войны". Это означает, что Вашингтон и Брюссель сохранят курс на "сдерживание" Москвы и в обозримом будущем продолжат последовательно ограничивать российские финансово-экономические, торговые, политико-дипломатические и военно-технические интересы и возможности на международной арене.

В-третьих, АТР становится сферой стратегической конкуренции между США и КНР, в основе которой лежит интенсивная торгово-экономическая экспансия Китая в Латинской Америке, напрямую угрожающая позициям американского бизнес-сообщества и "работающая" на диверсификацию внешних связей латиноамериканских стран. Эта конкуренция неизбежно приведет к появлению альтернативных мегапроектов (пример – роль китайского бизнеса в выдвижении и осуществлении проекта строительства межокеанского канала на территории Никарагуа), участие в реализации которых может быть интересным и для российских компаний.

При таком геостратегическом раскладе углубление сотрудничества со странами АТР в самых различных областях, включая оборонную, необходимо России для снижения собственной внешней уязвимости и расширения поля для глобального маневра. России необходимо скорее определяться с формами своего участия в интеграционных объединениях в регионе. Но прежде ей нужно снова провести углубленное прогнозирование азиатских и тихоокеанских рынков, чтобы направлять инвестиции, тем более, пока, видимо, скромные, в отрасли, продукция которых будет пользоваться долгосрочным спросом.

Российская политика в Азии становится всеобъемлющей, стратегической. Но впереди еще долгий путь.