Регионы

Мы в соцсетях

Facebook
ВКонтакте
Twitter

Календарь событий

Загрузка...

Зачем Турции потребовалась Астана?

18.01.2017 09:55

Ирина Власова

Российско-турецкие отношения, серьезно пострадавшие после инцидента со сбитым российским бомбардировщиком Су–24 в ноябре 2015 года, значительно "потеплели". Подготовка к предстоящим переговорам по ближневосточному урегулированию в Астане, намеченным на 23 января, лишь укрепляет эту положительную тенденцию в российско-турецких отношениях.

России, Турции, а также Ирану удалось договориться о проведении диалога между сирийским правительством и вооруженной оппозицией. Они же, в свою очередь, выступили гарантами соблюдения режима прекращения враждующими сторонами. "Формирование нового политического треугольника "Москва – Анкара – Тегеран" сыграет решающую роль в сирийском вопросе. Мировые государства пытаются построить новую систему отношений", – полагает кандидат исторических наук, профессор Института востоковедения РАН Александр Васильев.

Российско-турецкие отношения ощутимо улучшились еще в декабре прошлого года, когда президент России В.Путин посетил с визитом Турцию. Главы двух стран обсудили возможность проведения мирного ближневосточного диалога, выбрав в качестве новой переговорной площадки столицу Казахстана – Астану. Казахский президент Нурсултан Назарбаев в телефонном разговоре с Владимиром Путиным всячески приветствовал проведение переговоров по Сирии у себя в столице, которую в СМИ уже неофициально окрестили "новой Женевой".

При этом говорить о том, что в основе политики Турции по сближению с Россией лежит желание отплатить Западу за неудавшийся государственный переворот в июле 2016 года, слишком однобоко. Дальнейшего военного пути развития сирийский конфликт не получит, и Анкара это понимает. Так или иначе, Дамаск при поддержке России и Ирана все равно усадит часть оппозиции за стол переговоров и создаст единый фронт по противодействию "не сирийским" боевым отрядам и, что более важно, иностранному вторжению на севере страны.

В этих условиях Анкара просто пытается убить двух зайцев одновременно: не остаться в стороне от региональных процессов, сохраняя свои позиции крупного политического игрока, и избежать выхода курдской проблемы в Турции на более высокий уровень.

Военный эксперт, главный редактор журнала "Национальная оборона" Игорь Коротченко полагает, что Турция "хочет как минимум отхватить на севере Сирии плацдарм, буферную зону для своего влияния, а как максимум – сделать из этой страны своего сателлита, иными словами – Эрдоган мечтает возродить былую Османскую империю".

В свою очередь политолог Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер считает, что самым наболевшим для Турции остается все же курдский вопрос. "Анкара пытается не допустить создания курдской автономии на севере Сирии. Эрдоган постарается поддерживать свое влияние и оперативные цели в том политическом коридоре, который существует между двумя курдскими анклавами. Кроме того, стране необходимо, чтобы при разделе власти в Сирии произошла ассимиляция представителей туркоманского населения, которое будет ориентироваться на Анкару. Турция постарается продвинуть эту позицию на переговорах и рассчитывает на определенное понимание со стороны России. Я не исключаю, что это может произойти, поскольку Москва заинтересована в Турции как нейтральном и не враждебном игроке. Более того – в Кремле понимают, что реализовать смещение Башара Асада Эрдогану не удастся", – заключил Брутер.

Вопрос в другом – следует ли ожидать от Анкары нового "турецкого гамбита" – как на ближневосточной арене, так и в отношении России? Ведь, как известно, "Восток – дело тонкое" и его правители всегда отличались коварством. Однако вместо того чтобы затевать новые геополитические игры, следует сосредоточиться на сохранении  шаткого перемирия и создании "плацдарма" для дальнейшего диалога в рамках ближневосточного урегулирования. Лишь тогда российско-турецко-иранский трек все же сохранит свою устойчивость на пути от Астаны до Женевы, где на 8 февраля намечен очередной раунд межсирийских переговоров.