Регионы

Мы в соцсетях

Facebook
ВКонтакте
Twitter

Календарь событий

Загрузка...

Восток – дело тонкое

05.01.2016 17:52

Ближний Восток сегодня стал регионом, к которому приковано внимание во всем мире. В Сирии и Ираке развернулась крупномасштабная кампания по борьбе с "Исламским государством" (ИГ, террористическая группировка, запрещенная в России решением Верховного Суда РФ). С террористами борются правительственные войска Башар Асада при поддержке группы Воздушно-космических сил России в Сирии, международная коалиция во главе с США, а также многочисленные разрозненные группы вооруженной сирийской оппозиции, на которые делает ставки Запад.

Однако следует обратить внимание на то, что так называемая "сирийская оппозиция", включающая в себя большое количество различных группировок, может стать очередной проблемой в борьбе с международным терроризмом и сторонниками джихада (похода против "неверных"). Западные страны не хотят рассматривать их как потенциальных союзников ДАИШ (арабский вариант ИГИЛ), считая, что оппозиция – это не террористы. Но не стоит забывать, что "Восток – дело тонкое", и там зачастую все далеко не так просто, как может показать на первый взгляд.

На днях в Великобритании был опубликован доклад, согласно которому около 65 тысяч бойцов сирийской оппозиции разделяют идеологию ДАИШ. Отсюда следует вывод, что около 60 процентов членов вооруженной оппозиции в Сирии, которые официально не входят в "Исламское государство", стоят на одних и тех же позициях и борются за одну идею. По мнению авторов документа, Запад совершает стратегическую ошибку, игнорируя остальные террористические группировки. В докладе также говорится, что в случае уничтожения ДАИШ и установления мира в Сирии, оставшиеся в живых экстремисты продолжат борьбу за создание "исламского халифата" не только в Сирии, но и тех странах, которые выступили в составе коалиций против террористического интернационала.

Другая проблема – определение понятия "умеренный сирийский повстанец". Естественно, что американские и европейские политики не могут дать четкую характеристику подобному "персонажу": ведь и те, и другие "демократии" создавали и всячески пестовали не только "умеренных", но и "непримиримых", коими являются боевики "ДАИШ". Все это осложняется еще и тем, что представители группировок так называемой "сирийской оппозиции" сами зачастую не проводят различий между собой и боевиками-радикалами.

В свою очередь Россия решила эту проблему, четко сформулировав понятия "террорист", и в своих действиях руководствуется исключительно этим определением. Так, по словам главы МИД России Сергея Лаврова, "террорист – этот тот, кто взял в руки оружие и воюет как террорист". А это не только боевики ИГИЛ, но и "Джабхат ан-Нусра", "Ахрар аш-Шам", члены всевозможных "исламских бригад" и массы других "радикально настроенных элементов". Против них, по словам Сергея Лаврова, и направлена военная операция ВКС России в Сирии.

Сегодня международное сообщество пытается усадить представителей сирийского правительства и оппозиционных групп за стол переговоров. Однако оппозиция призналась, что не в состоянии выбрать единого представителя для ведения переговоров, так как каждая группировка в основном сосредоточена на отстаивании своих корыстных интересов. При этом они зачастую совпадают с целями боевиков ДАИШ – захват власти любого уровня для последующего обогащения. Становится все более очевидным, что сирийский кризис вряд ли будет разрешен в ближайшее время: слишком много в нем участников, слишком разнятся их цели, и у большинства отсутствуют осознание необходимости разрешения сирийского кризиса политико-дипломатическим путем.

Ближний Восток остается критически важным и чрезвычайно нестабильным регионом на геополитической "шахматной доске". И все "игроки" должны приложить максимум усилий для того, чтобы умерить свои корыстные "политические аппетиты", прекратить смотреть на свою землю сквозь призму зависти и претензий на природные богатства соседа, отказаться от использования религиозного фактора в достижении целей, искусственного взращивания невежества и вражды между гражданами пока еще единой страны – Сирийской Арабской Республики.