Регионы

Мы в соцсетях

Facebook
ВКонтакте
Twitter

Календарь событий

Загрузка...

"Исламское государство": как остановить глобальное зло?

28.09.2015 06:50

Террористическая группировка "Исламское государство" (ИГ) – одна из главных угроз мировой безопасности. В период с 2014 по 2015 годы ее боевики захватили значительные территории Ирака и Сирии. Кроме того, они уже проникли в страны Европы и Северную Африку. По разным оценкам, в ИГ входят от 50 до 200 тысяч боевиков, которые контролируют территорию в 90 тысяч квадратных километров. Что же это за новый игрок на геополитическом поле? Для понимания всей сложности проблемы необходимо вернуться к отдельным страницам новейшей истории.

Как появилось "Исламское государство"?

После оккупации США территории Ирака в 2003 году обстановка в стране сильно обострилась. Начались притеснения суннитов, которые были прекращены американцами. Однако это привело к их сосредоточению в организованных американскими войсками фильтрационных пунктах. В одном из них, лагере "Букка", сформировалось кадровое ядро будущего руководства "Исламского государства".

Особое место в этом центре занимал тогда молодой уверенный в себе человек по имени Ибрагим ибн Аввад аль-Бадри аль-Самаррий (нынешний лидер ИГ Абу Бакр аль-Багдади). Он имеет степень богословия Исламского университета Багдада, принадлежит к аравийскому племени курейшитов. Сообщалось также, что аль-Багдади ведет свою родословную непосредственно от пророка Мухаммеда. Все это, по мнению обозревателя журнала "Новое время" Ивана Яковины, "давало ему необходимый авторитет, чтобы разрешить любой конфликт между узниками, чем вскоре начали пользоваться американцы: они просили курейшита уладить потенциально опасные споры не только в "Букке", но и в других лагерях, куда его для этого специально возили".

Американцы затем перестали воспринимать его как потенциальную угрозу и в 2004 году отпустили на свободу. Они и представить не могли, что Ибрагим ибн Аввад аль-Бадри аль-Самаррий вскоре возьмет титул "имама правоверных" и "халифа Ибрагима". Более того, Абу Бакр присоединился к местной "Аль-Каиде", с 2006 года действовавшей под названием "Исламское государство Ирака", и в мае 2010 года стал ее руководителем.

С 2008 по 2012 год между "Исламским государством Ирака", представителями сторонников запрещенной партии "БААС" в Сирийской Арабской Республике, а также бывшими иракскими военнослужащими и сотрудниками спецслужб велись переговоры о сотрудничестве. В результате бывшие сирийские партийные лидеры и иракские офицеры вошли в состав группировки "Исламское государство Ирака". Именно тогда возник прообраз ИГ.

В 2011 году боевики Абу Бакра начали принимать активное участие в гражданской войне в Сирии. В 2013 году было принято решение о переименовании группировки в "Исламское государство Ирака и Леванта" (ИГИЛ). Тогда из-за борьбы за сферы влияния начались конфликты между сирийским отделением "Аль-Каиды" "Фронтом аль-Нусра" и ИГИЛ. В связи с этим в 2014 году лидер "Аль-Каиды" Айман аль-Завахири объявил об отделении своей организации от ИГИЛ.

В настоящее время "Исламское государство", уже оформившееся в качестве влиятельного регионального центра силы, имеет несколько названий. Национальный антитеррористический комитет России, внесший ИГ в единый национальный список террористических организаций, дает следующие наименования международного халифата: "Исламское государство", "Исламское Государство Ирака и Сирии", "Исламское Государство Ирака и Леванта", "Исламское Государство Ирака и Шама".

Леонид Медведко, востоковед, доктор исторических наук, академик РАЕН, член Союза писателей России поясняет, что само слово ИГИЛ несет в себе два названия: Ирак и Левант. При этом слово "Левант" имеет французское происхождение и обозначает средиземноморский район. Поэтому, по его мнению, ИГИЛ – это проект создания халифата на всем Большом Ближнем Востоке, включая Тунис, Ливию и Египет, куда недавно вторглись отряды ИГИЛ, объявив его эмиратом.

Кто еще воюет в Сирии?

В настоящее внимание в Сирии все внимание уделяется "Исламскому государству" (ИГ) и столкновениям между его боевиками и войсками Башара Асада. При этом мало говорится о других группировках. Следовательно, возникает впечатление, что в Сирии только четыре противоборствующие стороны – правительственная армия, "умеренная" оппозиция, собственно ИГ и курды. Однако есть и другие группировки, которые существенно влияют на ситуацию в стране.

Свободная Сирийская Армия (ССА), (Джейш аль-Хурр). Численность: около 45000 человек. Лидер – Абдуллах аль-Башир. Идеология: исламизм. Появилась летом 2011 года на базе дезертировавших из национальных вооруженных сил Сирии военнослужащих. Ее части расположены на территории республики. Южный фронт ССА (около 30000 боевиков) ограничены территорией провинции Дераа, получает кадровую и военно-техническую поддержку от Иордании.

Многие группировки для получения оружия от Запада прикрываются флагом ССА и лозунгами "борцов за демократию".

"Джабхат ан-Нусра". Численность: около 10000 человек. Лидер – Абу Мухаммад аль-Джулани. Является ячейкой "Аль-Каиды" в Сирии. Идеология: исламизм, салафизм.

Была создана в 2012 году при поддержке "Исламского государства Ирака". Этот факт скрывался руководством группировки, однако был раскрыт после прихода ИГ в Сирию. До активных действий "Исламского государства" именно "Джабхат ан-Нусра" притягивала наибольшее количество иностранных боевиков. Некоторые из них возвращаются домой, где не прекращают заниматься терроризмом. Например, весной 2015 года в Бельгии была пресечена деятельность группы проживавших там уроженцев Чечни. Они планировали серию терактов, будучи связанными с "Джабхат ан-Нусрой", а не ИГ, о террористические планы которого активно освещают западные СМИ. При этом есть ошибочное мнение, что "Нусра" борется с ИГ вместе со всем цивилизованным миром. Единственное серьезное разногласие между этими двумя группировками состоит в их борьбе за первенство (и источники финансирования). Когда ИГ официально обосновалось в Сирии в 2013 году, лидер "Джабхат ан-Нусры" отказался ей подчиняться и присягнул идейному лидеру "Аль-Каиды" Айману аз-Завахири. А в конце 2014 году ИГ и "Нусра" вступили в полномасштабную войну.

Коалиция "Исламский фронт". Численность: 70000 человек. Лидер – Ахмед Абу Исса, Захран Аллуш. Идеология: исламизм, салафизм. Руководство симпатизирует "Аль-Каиде".

Создана в 2013 году на базе нескольких влиятельных радикальных формирований. В настоящее время в ее составе воюет большое количество иностранцев, в том числе граждане Европы.

"Джунуд аш-Шам". Лидер Абу Валид аш-Шишани, бывший чеченский боевик, воевавший с Шамилем Басаевым.

Состоит преимущественно из боевиков-уроженцев Северного Кавказа, Турции, немецких мусульман. Действует в провинции Латакия. В мае 2014 года приняла участие с территории Турции на населенный армянами город Кесаб, что привело к гибели большого количества его жителей.

"Ансар ад-Дин". Группировка, в состав которой в основном входят русскоговорящие боевики с Северного Кавказа и Центральной Азии.

В чем причина появления "Исламского государства"?

Обозреватель газеты "Взгляд" историк Петр Акопов считает, что "само возникновение халифата – это ответная реакция на американское и европейское вторжение в регион". По его мнению, подобная политика привела к усилению существовавших там противоречий и запустила процесс "переформатирования хрупких и искусственных, созданных самим Западом, но все же существовавших границ Большого Ближнего Востока".

Еще в мае 2013 года американский сенатор Джон Маккейн прибыл с неофициальным визитом в Сирию для проведения консультаций по вопросам оказания поддержки Сирийской Свободной Армии и другим группировкам, противостоявшим правительственным сирийским войскам. Маккейн встретился с пресс-секретарем бригады "Северная буря" Мохаммадом Нуром, который похитил и удерживал в Азазе 11 шиитских паломников из Ливана. На встрече присутствовал и глава ССА Салем Идрис, а также Ибрагим аль-Бадри, который с октября 2014 года был в списках самых опасных террористов, разыскиваемых США. Он был также включен в списки Комитета по санкциям ООН как член "Аль-Каиды". А за месяц до встречи с Маккейном аль-Бадри создал "ИГИЛ", оставаясь при этом в штабе ССА. Снова двойные стандарты...

Операции НАТО в Ираке, Ливии, многосторонняя, в том числе военно-техническая поддержка США так называемой "умеренной оппозиции" в Сирии, и последовавшее за этим воцарение хаоса в регионе создали благоприятные социально-экономические условия для появления ИГ. Более того, "Исламское государство" – это сконцентрированный ответ на политику "неоколониализма", проводимую Западом в последние годы в отношении ряда государств. Акопов считает, что это "крупнейший вызов всей мировой системе – и в первую очередь Западу, реализующему свой план глобализации".

Ливийский политический обозреватель Мустафа Фетоури убежден в том, что "Исламское государство" – это последствия "вторжения, уничтожения и оккупации Ирака" под надуманными предлогами группой стран во главе с США. Он считает, что, вместо того чтобы признать свои ошибки, США и Великобритания повторяют их в Сирии, поддерживая подрывные действия террористических группировок, включая "Аль-Каиду". По его мнению, Вашингтон и Лондон проводили подобную политику в Ливии в 2011 году. Разрушение обеих стран привело к дальнейшему усилению международного терроризма. Так, к ИГ примкнули "Боко Харам" (Нигерия), "Имарат Кавказ" (Россия), "Исламское движение Узбекистана" (Средняя Азия), "Ансар Бейт аль-Макдис" (Египет), отдельные отряды Талибана в Афганистане и Пакистане. Тесное взаимодействие налажено с группировкой "Аш-Шабаб" (Африка).

Чего и как добивается ИГ?

В настоящее время "Исламское государство" – это не только террористическая группировка, но и квазигосударство (на захваченных территориях исламисты осуществляют властные функции). Руководство ИГ заявляет о своем участии в "последней битве между силами добра и зла" на территории Шама (Сирии), о стремлении установить всемирный исламский халифат и уничтожить Израиль.

Однако реальная цель ИГ состоит в собственном укреплении в качестве самостоятельного военно-политического и экономического центра силы в регионе. Эксперт Леонид Медведко считает, что халифат ставит целью расширить свои границы также на Афганистан и на Пакистан (последний обладает ядерным оружием).

При этом руководство ИГ стремится к решению следующих задач, способствующих достижению главной цели:

захват населенных пунктов и выборочное применение на подконтрольной территории ультраконсервативных норм ислама; захват объектов военной инфраструктуры, пополнение арсенала техники, вооружения и боеприпасов;

захват или обложение налогом предприятий, объектов социальной и энергетической инфраструктуры, финансовых учреждений; привлечение сторонников из стран Запада, СНГ и Дальнего Востока для непосредственного участия в боевых действиях, выполнения вспомогательных задач, ведения пропагандистской работы;

совершение крупных террористических актов на территории государств, выступающих против группировки;

установление связей и сотрудничество с террористическими группировками, действующими за пределами зоны влияния ИГ.

"Исламское государство" и его особенности

ИГ имеет четкую структуру и сильное кадровое ядро, позволяющее ему последовательно выполнять поставленные задачи.

Организационно ИГ состоит из следующих элементов:

центральный орган управления, руководитель – Абу Бакр аль-Багдади (Ибрагим Аввад Али аль-Бадри ас-Самараи);

зональный орган управления в Ираке, руководитель – Абу Муслим ат-Туркмани;

зональный орган управления в Сирии, руководитель – Абу Али аль-Анбари.

Помощники халифа координируют деятельность губернаторов так называемых провинций "Исламского государства" в Ираке и Сирии.

Кроме того, есть координационные управления ИГ: административное, военное, контроля над соблюдением правовых норм, безопасности, разведывательное, финансовое и обеспечения.

Значительную часть руководящих постов в ИГ занимают этнические туркмены, бывшие офицеры иракской армии (сунниты), члены партии "Баас", а также подданные государств Персидского залива.

Директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров утверждает, что ядро "Исламского государства" составляют бывшие иракские, советские и пакистанские военнослужащие.

Социальный состав ИГ достаточно разнороден:

руководство:представители зажиточных семей из числа местного населения, офицеры иракской армии, члены партии "БААС" Ирака и Сирии, полевые командиры-выходцы из необеспеченных слоев местного населения и зарубежных государств;

боевики: представители как обеспеченных слоев населения, преимущественно из стран Персидского залива, так и низших социальных групп, преимущественно из стран СНГ и Кавказа, дети эмигрантов, прибывших из стран Ближнего Востока в Европу;

вспомогательный персонал: представители местного населения, сотрудничающие с ИГ (предприниматели и бывшие правительственные чиновники).

Закрепление ИГ в качестве самостоятельного игрока в регионе обусловлено рядом причин и его специфических черт. Успехи ИГ привлекают в ряды группировки новых сторонников, как из числа местных жителей, так и выходцев из стран СНГ и Запада, в особенности второго поколения мусульман-эмигрантов. Укреплению ИГ значительно способствует наличие противоречий среди его противников (правительства Сирии, сирийской оппозиции и сил безопасности Ирака). Кроме того, "Исламское государство" не сталкивается с трансграничными препятствиями (боевые действия ведутся на территории Сирии и Ирака, террористы проходят обучение и лечение в Турции, Иордании и Израиле).

Особое значение в становлении ИГ как сильного регионального игрока имеет его способность вести информационную войну, ориентированную как на внутреннюю (местные жители), так и на внешнюю аудиторию. Цель – привлечение новых сторонников. Масштабные пропагандистские усилия обеспечили группировке возможность навязывать свою точку зрения. При освещении активности ИГ основными информационными поводами для СМИ являются именно активность или заявления "Исламского государства".

Обстановка на подконтрольных ИГ территориях

На захваченных территориях отмечается видимость соблюдения норм исламского законодательства. Восстанавливаются захваченные объекты инфраструктуры (пленные и местные жители активно привлекаются к строительным работам и благоустройству), организована раздача еды и предметов первой необходимости. При этом соблюдается запрет на оставление захваченной территории как для боевиков, так и для местных жителей. Жестко притесняются немусульмане.

На захваченных территориях вводится городской городской устав, который определяет правила и виды наказаний:

отрубание кистей за воровство;

обязательная ежедневная молитва (пять раз в день);

запрет на ношение оружия и флагов, не содержащих символику ИГ;

все склепы и усыпальницы, признанные языческими, подлежат уничтожению;

определяется одежда для женщин, скрывающая женскую фигуру.

Судебная власть – шариатский суд. Исполнительная – полицейские силы. Характерно массовое запугивание населения. Так, в городе Манбидж (Сирия) представители исполнительной власти по решению шариатского суда отрубили кисти рук четырем жителям города, уличенным в воровстве. Не редки случаи публичной казни.

Позиция Запада

В Вашингтоне и в целом на Западе заявляют, что осознают серьезность угрозы ИГ для всех государств. Как заявил глава Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер, в Европу с начала 2015 года прибыли около 500 тысяч беженцев, под видом которых отдельные представители "Исламского государства" уже проникли на континент. Официальные представители США утверждают, в свою очередь, что рассматривают ИГ в качестве угрозы национальной безопасности. Поэтому Соединенные Штаты декларируют поддержку всех сил, противостоящих ИГ. Однако что в действительности Вашингтон не может обеспечить координацию международных усилий ввиду разногласий между своими союзниками в регионе (Турция, Израиль, Саудовская Аравия). Кроме того, системная ошибка американской администрации заключается в попытке использовать антитеррористическую риторику для оправдания собственных целенаправленных действий по свержению Башара Асада путем поддержки противостоящих ему сил.

В борьбе с "Исламским государством" Запад сделал ставку на воздушные операции. ВВС Великобритании и Франции уже нанесли удары по позициям ИГ. Вместе с тем, по оценкам экспертов, подобная политика не приводит к ожидаемым результатам. В частности, Семен Багдасаров считает, что авиаудары не наносят ИГ значительного урона, так как боевики сумели адаптироваться к постоянным воздушным бомбардировкам. Во-первых, они рассредоточивают силы, объединяясь в многочисленные группы только для нанесения решающего удара. Во-вторых, они взяли на вооружение принцип децентрализации системы управления, создав многочисленные командные пункты, не связанные между собой. В-третьих, террористы в минимальном количестве используют сотовые телефоны, по которым можно нанести удар после обнаружения их специальными средствами. В-четвертых, они активно используют маскировку, макеты, имитируя здания и сооружения, в которых располагаются командные пункты.

Кроме того, утверждает Семен Багдасаров, постоянные авиаудары приводят к увеличению количества беженцев, которые направляются в соседние с Сирией страны, а также в Европу. Общее число вынужденных сирийских переселенцев в Сирии, Турции, Иордании и Ливане оценивается в 8-10 миллионов человек. И многие из них стремятся попасть в благополучную Европу в поисках лучшей и безопасной жизни, что значительно обостряет социальную напряженность в странах ЕС.

Итак, эффективность борьбы западных стран с ИГ оказывается низкой. Подобная ситуация, тем не менее, имеет вполне конкретные объяснения.

Проект "ИГИЛ" и игра на нефтяных рынках

По мнению ряда экспертов, ИГИЛ – это инструмент, с помощью которого создаются очаги напряженности в странах, располагающих ресурсной базой для поставок нефти, трубопроводного и сжиженного природного газа на мировые нефтяные рынки, прежде всего в Европу и Азиатско-Тихоокеанский регион. Нестабильность, в свою очередь, влияет на ценообразование.

В частности, дестабилизировав военно-политическую ситуацию в конкретных странах-поставщиках углеводородов, США повышают цены на энергоресурсы. Выводятся из игры все, кроме проамериканских партнеров – Саудовской Аравии и Катара.

Таким образом, при помощи своих союзников Вашингтон может полностью контролировать ценообразование на мировых нефтяных рынках. Более того, американская администрация имеет возможности регулировать потребности отдельных стран в энергоресурсах. Поэтому эти государства и следуют в фарватере политики Белого дома.

Сирия, где активно действует ИГ, – яркий пример подобного разрушительного курса. Взорвав ситуацию в этой стране, в которой недавно было обнаружено крупное месторождение природного газа, американское правительство стремится к сдерживанию Москвы, не позволяя ей вести "своповые" операции (когда газ поступал бы из Сирии в сопредельные с ней государства по российским контрактам).

Примечательно также, что доходы ИГ от продажи нефти по 10 долларов за баррель (прибыль до 200 млн долларов в год) позволяют вести спекуляции на мировом рынке, от которых выигрывают американские нефтяные компании.

Итак, помимо геополитической есть еще и чисто экономическая причина появления проекта "ИГИЛ". Поэтому эффективность коалиции по борьбе с ИГ, состоящей из США, Саудовской Аравии и Катара и других стран, вызывает сомнения.

Позиция государств региона

Анализ мировых СМИ позволяет оценить позиции ряда стран в отношении ситуации вокруг "Исламского государства".

Так, несмотря на то, что правительство Сирии позиционирует себя в качестве основной силы, противостоящей ИГ, Дамаск не пытается восстановить контроль над территориями, захваченными "Исламским государством", провоцируя столкновения между халифатом и другими оппозиционными группировками.

Фактически раздробленный Ирак не в состоянии адекватно противостоять "Исламскому государству", которое стало самостоятельным игроком в части территории страны.

Иран направил в Сирию подразделения Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) и военных советников, которые обучают сирийские войска, поставляет технику и вооружение.

Ливанское движение "Хизбалла" принимает участие в боевых действиях на стороне правительства Сирии, действует совместно с бойцами иранского КСИР.

Иордания оказывает помощь поддерживаемой Западом умеренной оппозиции. Египет, столкнувшийся с угрозой ИГ на Синайском полуострове, пытается наладить военное сотрудничество с Сирией.

Бойцы палестинского движения ФАТХ вступили в вооруженное противостояние с ИГ за контроль над лагерем палестинских беженцев Ярмук в окрестностях Дамаска, движение ХАМАС сталкивается с угрозой ИГ в секторе Газа.

Израиль, уверенный в своей способности противостоять террористам, пытается извлечь выгоду из столкновений между ИГ, умеренной оппозицией и участниками конфликта в целом.

Турция использует борьбу с ИГ для ударов по Рабочей партии Курдистана в Ираке, а также для укрепления военного сотрудничества с США. Анкара при этом не препятствует проникновению боевиков через границу с Сирией.

Саудовская Аравия и Катар ведут двойную игру. Они финансируют ИГ, а подданные этих двух государств (особенно Саудовской Аравии) занимают руководящие должности в административных структурах группировки. При этом вооруженные силы Саудовской Аравии и Катара в составе американской коалиции принимают участие в нанесении авиаударов по позициям ИГ.

Позиция России

Москва заинтересована в реальном уничтожении ИГ. Ведь эта террористическая группировка привела в свои ряды большое количество новых боевиков на Кавказе и в Центральной Азии. В Таджикистане их насчитывается более 400 человек, а несколько сотен выходцев с Кавказа прошли подготовку в Сирии. По некоторым данным, в России завербовано несколько тысяч потенциальных боевиков ИГ, которые прошли соответствующую подготовку в Сирии. Поэтому стратегия России по борьбе с ИГ направлена на противостояние внутренним угрозам безопасности ("Имарат Кавказ") и недопущение распространения влияния "Исламского государства" на постсоветском пространстве.

Президент России заявил 4 сентября 2015 года о том, что Москва уже ведет работу с целью формирования международной антитеррористической коалиции. Эксперт в области проблем международной безопасности Николай Хорунжий считает, что эта инициатива исходит лично от Путина, у которого есть успешный опыт миротворчества на Ближнем Востоке, что, кстати, признают и западные эксперты. Например, проект вывоза из Сирии химического оружия, который устроил и Сирию, и США, рассматривается на Западе как "дипломатический триумф Кремля". Ключевую роль сыграла Москва и в решении иранской ядерной проблемы.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров заметил в эфире программы "Воскресное Время" 13 сентября 2015 года: "Наши американские партнеры либо изначально не очень продуманно создавали свою коалицию, либо замыслили ее таким образом, что она имеет не те цели, которые были заявлены. Коалиция создавалась очень спонтанно: буквально за несколько дней было объявлено, что в нее входит ряд стран, начались какие-то удары. Когда анализируешь работу авиации входящих в коалицию стран, то создается странное впечатление. Иногда закрадывается мысль, что помимо заявленной цели – борьбы с "Исламским государством" – есть что-то еще в задачах этой коалиции. Надеюсь, не подведу никого, сказав, что некоторые наши коллеги из входящих в коалицию стран говорят, что у них бывает информация о том, где конкретно, на каких позициях находятся те или иные подразделения ИГ, а командующий коалицией (естественно, США) не дает согласие на нанесение удара. Не хочу делать какие-то выводы – мало ли, какие оценки, информация и высшие соображения имеются у командующего, и, возможно, у других этого нет – но такие сигналы поступают".

Вероятно, Лавров дипломатично умалчивает о том, что для Вашингтона важнее всего смена режима Башара Асада в Сирии, а также усиление хаоса в этой арабской республике для дальнейшего ослабления своего конкурента – Европы, который и так еле справляется с потоком беженцев. Конечно, есть еще и чисто экономические интересы, связанные со стремлением контролировать энергетические ресурсы в регионе.

Гуманитарный международно-правовой аспект

Тактика террора, которой следует ИГ, привела к беспрецедентному гуманитарному кризису со времен Второй мировой войны. Произошла массовая миграция населения Сирии, Ирака и других стран региона в Европу. Население этих арабских стран фактически лишено прав человека, таких как право на жизнь, неприкосновенность личности и жилища, свобода совести и вероисповедания, передвижения и выбора места жительства, запрет принудительного труда, наконец, достоинство личности.

По данным Управления Верховного Комиссара ООН по правам человека на 3 сентября 2015 года, все сирийцы стали жертвами преступлений против человечности в ходе этого вооруженного конфликта. Подчеркивается, что именно гражданское население несет большие страдания от войны.

Более семи миллионов человек являются вынужденными переселенцами в Сирии, около четырех миллионов были вынуждены бежать в соседние страны, в Европу. Там они часто становятся жертвами торговцев людьми. В связи с этим остро встает вопрос защиты прав человека для всех людей, пострадавших от конфликта: мигрантов, вынужденных переселенцев, беженцев.

С точки зрения международного права серьезной юридической базой для борьбы с ИГ стала резолюция Совета Безопасности (СБ) ООН № 2199 от 12 февраля 2015 года. Документ осуждает участие в прямой или косвенной торговле нефтепродуктами в интересах "Исламского государства" и предусматривает блокирование финансовых активов и экономических ресурсов группировки. Кроме того, осуждается разрушение ИГ объектов культурного наследия в Ираке и Сирии, выражается решимость предотвращать похищение людей и захват заложников. Согласно решению СБ, государства должны не допускать поставок оружия для нужд халифата. Однако, как заявил ранее генеральный секретарь ООН, "международное сообщество должно сделать больше".

"Исламское государство", стремительно выросшее на почве циничной военной политики отдельных западных стран, прежде всего США, действительно стало угрозой всему миру. Более того, оно способствовало еще большей турбулентности в нестабильной мировой экономике и усилению кризиса в Европе. Очевидно, что остановить халифат можно только при участии всех ключевых глобальных игроков, которые должны отказаться от геополитических амбиций и стереотипов "холодной войны". Только широкая международная коалиция, к создании которой призвал на 70-й сессии Генеральной  Ассамблеи ООН Владимир Путин, способна уничтожить новое мировое зло. Иначе оно будет и дальше завоевывать мир.