Регионы

Мы в соцсетях

Facebook
ВКонтакте
Twitter

Календарь событий

Загрузка...

"Само понятие "крымско-татарская диаспора" – очень специфичное"

10.08.2015 19:59

Со 2 по 3 августа в Анкаре проходил "II Всемирный конгресс крымских татар". В приветственном послании к делегатам турецкий президент Реджеп Эрдоган заявил, что Турция "не признает и не будет признавать аннексию Крыма" и пообещал крымскими татарам поддержку в "их борьбе". Чтобы понять, что стоит за громкими заявлениями президента Турции, "Российский миротворец" обратился к старшему научному сотруднику Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона, ведущему научному сотруднику Института мировой экономики и международных отношений РАН Виктору Надеину-Раевскому.

– Вы специалист по Турции, а крымско-татарская диаспора в этой стране – одна из самых значительных в мире. Наиболее часто озвучиваемая цифра – 5 миллионов человек. Судя по сообщениям турецких СМИ, все татары диаспоры выступают против "аннексии" Крыма. Это действительно так?

- На самом деде крымские татары Турции по-разному определяют численность своей диаспоры. Некоторые озвучивают цифру в 4 миллилона человек. Однако необходимо понимать, что люди на Востоке склонны гиперболизировать. Дело в том, что само понятие "крымско-татарская диаспора" – очень специфичное. Этноним этот в Турции популярен, поэтому желающих соотнести себя с крымскими татарами много: кто-то причисляет себя к ним на основании наличия дедушек и бабушек, и это в лучшем случае, а кто-то ссылается на те или иные степени родства. То есть, явление это достаточно своеобразное, трудно идентифицируемое. Необходимо помнить, что в согласно турецкой конституции, все жители Турции, вне зависимости от их этнического происхождения, являются турками.

Турецкий политический истеблишмент начинает вспоминать о тех или иных этносах, входящих в турецкую нацию, только в тот момент, когда убедится в реальности тех или иных политических дивидендов.

Шумиха вокруг заявлений президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана несколько раздута, и дутость эта порождена плохим знанием исторического контекста. Турция со "времен Очаковских и покоренья Крыма" была против присоединения Крыма к России. Национальная турецкая историография всегда содержала в себе элемент воспоминания об утрате Крыма, как о некой коллективной травме. Известно, что Крымское ханство длительный исторический период было в вассальной зависимости от Оттоманской Порты. Однако и спустя столетие, турки не оставляли попыток стать доминирующей силой в крымско-татарской среде непосредственно на полуострове: так было в Крымскую войну, так было в годы становления Советской власти. Ожидать, что с Российской Федерацией они вдруг пойдут на попятную, как минимум, не серьезно.

Между тем вхождение Крыма в состав России на данном историческом этапе было осуществлено так, как никогда не осуществлялось до этого – никаких кровавых противостояний, выселений или каких либо поражений в правах – все с точностью до наоборот. За краткий промежуток времени решены вопросы культуры, языка и экономической жизни татар на исторической родине. Ни один из перечисленных вопросов за 23 года существования Украины так и не был решен. Что касается муссируемых в Турции данных о притеснении крымских татар, тут интересен даже не сам факт того что это прямая дезинформация, а то, как к статусу малых народов относится само турецкое руководство. За десятилетия существования кемалистской республики использование языков других народов находилось под официальным запретом. Вплоть до 2002 года за пение курдских народных песен можно было загреметь в тюрьму, как за "распространение сепаратистской пропаганды". Нельзя отрицать, что с тех пор многое изменилось. Революционными были указы Эрдогана о разрешение курдского телевидения, курдского радио, выпуск газет и журналов. Были ли внесены в связи с этим какие-то кардинальные поправки в турецкую конституцию? Нет. Поэтому до достижения подлинного равноправия Турции очень далеко, и уже тем более неестественно выглядят попытки указывать на "притеснения" какого-либо этноса в других государствах.

- Могут ли турецкие крымско-татарские общественные организации быть использованы для дестабилизации обстановки в Крыму?

- Могут. Вернее, их попытаются использовать. Турецкая республика для этих целей мобилизует довольно разношерстную компанию своеобразного происхождения. Как я уже говорил выше, этническая принадлежностей тех, кто, проживая на территории Турции называет себя "крымскими татарами", ни чем не может быть доказана. Графа национальности в паспортах четко напомнит им, что они турки.

Возлагаются определенные надежды на "Меджлис крымских татар" – подконтрольное Киеву объединение. Долгие годы его бессменным лидером был Мустафа Джемилев – профессиональный, еще советской закваски диссидент. Пусть его и сменил на этом посту Рефат Чубаров, он продолжает играть в Меджлисе ключевую роль.

- Некоторое время назад российским телеканалам давал интервью председатель Духовного управления мусульман Крыма и Севастополя муфтий Эмирали Аблаев, который дал резко отрицательную оценку деятельности Джемилева на посту главы Меджлиса. С Аблаевым солидарны многие общественные крымско-татарские организации. Чем так успел насолить Джемилев своим землякам?

- Джемилев не занимался нуждами общины – он занимался земельным бизнесом. По украинским законам крымскими татарам были положены земельные участки. Он поставил это дело на поток. Участки оформлял на себя, реализовывал их, и опять выпрашивал у центральных властей землю – и так по нескольку раз. К этим спекуляциям были причастны и другие деятели Меджлиса. Поэтому по поводу легитимности этой организации есть очень большие сомнения, прежде всего, у самих крымских татар.

Джемилеву и компании очень трудно сейчас смириться с потерей такой внушительной кормушки, поэтому в ход идет самый широкий спектр демагогических лозунгов.

Другой момент – это навязчивое стремление подгрести под себя все структуры крымскотатарского движения, в том числе религиозные, что не могло не вызвать возмущения мусульманского духовенства. Политизация религии – всегда явление отрицательное.

Когда новая крымская власть запретила деятельность Меджлиса на территории полуострова Джемилев, Чубаров и Нариман Джелял напрямую обратились к своим турецким спонсорам. Спонсоры тут же раскрутили миф о злоупотреблениях и притеснениях российской администрации, очерняя образ России в глазах простых турок. "Притеснения" имели место быть, но касались они только тех вскормленных киевской властью деятелей Меджлиса, которые настойчиво пытались дестабилизировать обстановку в регионе. Эти люди не останавливались перед открытыми провокациями.

- На "II Всемирном конгрессе крымских татар" был так же поднят вопрос о ключевой роли России в депортации крымских татар в Среднюю Азию и Казахстан в 1944 году.

- Парадокс в том, что после Великой Отечественной войны в Крым татар не пускало тогдашнее руководство Украинской ССР. Россия (РСФСР) не могла в это вмешиваться – это была пусть и союзная, но другая республика. Именно по этой причине не мог вернуться на родину Аметхан Султан – выдающийся военный летчик, Герой Советского Союза. Союзное руководство смотрело на подобные выходки на национальных окраинах сквозь пальцы. Подобные же очаги напряженности существовали между Азербайджанской ССР и Армянской ССР, Грузинской ССР и Абхазской ССР. Понятно, что кому-то очень нужна адресная этническая ненависть, поскольку именно в таком виде она дает определенные политические дивиденды.