Регионы

Мы в соцсетях

Facebook
ВКонтакте
Twitter

Календарь событий

Загрузка...

Курды могут превратиться в силу, которую будет невозможно игнорировать

07.08.2015 20:37

Дестабилизация ситуации на границе с Сирией вызывает все большее беспокойство турецких властей. После недавнего теракта в Суруче, за которым, предположительно, стоит террористическая группировка "Исламское государство", Анкара приняла решение об активизации усилий по противостоянии радикалам, начала наносить воздушные удары по позициям боевиков и предоставила ВВС США возможность использования авиабазы Инжирлик для нанесения авиаударов по исламистам.

Однако наряду с позициями "Исламского государства", самолеты ВВС Турции атаковали Рабочую партию Курдистана (РПК). В ответ на это руководство партии заявило о прекращении перемирия и возобновило боевые действия против Турции.

Чтобы разобраться, какую роль в развитии ситуации играет противостояние между турецкими властями и курдами, "Российский миротворец" обратился к главному редактору сайта Kurdistan.ru Вадиму Макаренко. 

Как на начало бомбардировок позиций Рабочей партии Курдистана Турцией отреагировали в Иракском Курдистане? 

– Основные партии Иракского Курдистана однозначно осудили возобновление боевых действий. Безусловно, усилилось недоверие к властям Турции, которые нарушили условия мирных переговоров, что укрепит позиции тех членов РПК, кто считал, что переговоры ни к чему не приведут.

Все курдские партии в Ираке, Сирии и в Турции понимают, что возобновление боевых действий против РПК – это значительный шаг назад в поисках мирного решения курдского вопроса в Турции. Он означает не только срыв мирных переговоров, которые долгое время велись тайно и стали открытыми только недавно.

Если учесть, что параллельно началось уголовное преследование политиков, связанных с Партией демократии народов (ПДН) Салахеддина Демирташа, то происходящие события можно приравнять к государственному перевороту, поскольку произошел полный отказ от тех политических принципов, на которых были основаны прошедшие недавно президентские и парламентские выборы. Причиной начавшегося "политического отката" и перехода правящей Партии справедливости и развития (ПСР) на антикурдские позиции стало ее поражение на прошедших в июне выборах в результате успеха ПДН, которая поставила крест на монополии ПСР на власть в стране.

В еще более тяжелом положении оказался президент Турции Реджеп Эрдоган, который сейчас формально не является ведущей политической фигурой в стране, поскольку занятие поста президента означало обязательный уход Эрдогана в политическую тень. Он собирался избежать этого, изменив конституцию страны, однако сейчас такой возможности у него нет.

Нынешняя политическая активность Эрдогана фактически противоречит конституции, поскольку президент должен быть вне партийной политики. Цель его действий – изменить политическую ситуацию в Турции таким образом, чтобы на досрочных выборах ПСР одержала бесспорную победу. Для этого надо попытаться либо в принципе не допустить участия ПДН на следующих выборах, либо так ослабить ее позиции, чтобы на досрочных выборах она не преодолела 10-процентный барьер.

Положение Эрдогана осложняется еще и тем, что он сейчас решает, прежде всего, свои личные проблемы. Поэтому далеко не все не только в стране, но и в ПСР, готовы поддержать такой маневр президента. Эти политические шаги могут и не привести к результатам, которых добивается Эрдоган. 

Хотя курдские Отряды народной самообороны на севере Сирии противостоят "Исламскому государству" и другим радикальным группировкам, в их адрес звучат обвинения в притеснении арабского населения. Насколько это соответствует действительности? 

– Все обвинения в этнических чистках – это чистой воды пропаганда, попытка подорвать международный авторитет партии "Демократический союз" (ПДС) Салиха Муслима. В освобожденных районах налаживается нормальная жизнь, насколько это возможно на фоне использования "Исламским государством" потоков беженцев-арабов для инфильтрации в населенные пункты и проведения там террористических акций.  Именно такая тактика была применена в конце июня в Кобани, когда город атаковали сотни диверсантов-смертников, часть из которых оказалась в городе вместе с беженцами-арабами.

В США многие эксперты и политики недоумевают по поводу того, что наряду с хорошо налаженным взаимодействием в военной сфере "Демократический союз" подвергается политической дискриминации, а Салих Муслим игнорируется как потенциальный игрок на сирийском поле, с которым необходимо установить особые отношения. Но, судя по налаженному взаимодействию отрядов народной самообороны с авиацией коалиции, скорее всего США уже имеют устойчивые, хотя и не афишируемые контакты с ПДС.

Проблемой отношений США и Турции является то, что США не склонны принимать какие-либо требования или даже учитывать особые интересы Турции в отношении Сирии и Ирака. В прошлом это привело к тому, что Турция отказалась от участия в свержении режима Саддама Хусейна в 2003 году. Скорее всего, и сейчас никакого тесного взаимодействия между США и Турцией на сирийском направлении не получится. 

Какой реакции следует ожидать от курдов в случае, если Турция все же решится на создание "буферной зоны" на севере Сирии? Какую позицию в этом вопросе займут США, которые поддерживают Отряды народной самообороны, одновременно сотрудничая с Турцией? 

– Турция ни сама, ни даже совместно с США не имеет права создать так называемую "буферную зону" на севере Сирии. Такое решение вправе принять только Совет Безопасности ООН. США понимают, что сейчас добиться согласия России на такой шаг будет невозможно. Создать "буферную зону" в обход Совбеза будет сложно, так как это вызовет ответные действия Ирана и "Хезболлы". США, которые до сих пор официально не заявляли о поддержке этого плана, это прекрасно понимают.

Актуальность идее создания "буферной зоны" придает то, что отряды народной самообороны способны перекрыть оставшийся участок сирийско-турецкой границы между Кобани и Африном и объединить кантоны на севере Сирии, в которых преобладает ПДС, в единое сплошное пространство. Сейчас курдам это вполне по силам.

Такой вариант развития событий станет новым этапом консолидации де-факто курдского региона на севере Сирии, который, объединив кантоны, станет силой, которую в дальнейшем невозможно будет игнорировать в любых решениях о судьбе Сирии.