Регионы

Мы в соцсетях

Facebook
ВКонтакте
Twitter

Календарь событий

Загрузка...

Интересы США и Китая столкнулись в Южно-Китайском море

02.07.2015 12:48

Сергей Семин

Усиливающееся влияние Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе вызывает возрастающую тревогу у США. И если американцы еще как-то могут мириться с китайской экономической экспансией, то политический курс Пекина на расширение своего контроля в Южно-Китайском море (ЮКМ) порождает у Вашингтона и его азиатских союзников нервную реакцию.

Через акваторию ЮКМ проходят важнейшие коммуникации Китайской Народной Республики (КНР). Совокупная стоимость международных грузов, перевозимых по транспортным маршрутам в этом море, оценивается в 5 трлн долларов ежегодно. Морские коммуникации обеспечивают Китай в поставках примерно трех четвертей производимой странами Ближнего Востока и Ираном сырой нефти, что составляет немногим более 40 процентов его потребностей в углеводородах.

Следует отметить, что именно в спорной акватории Южно-Китайского моря расположены Парасельские острова и архипелаг Спратли, на которые кроме Китая, претендуют Бруней, Вьетнам, Малайзия, Тайвань и Филиппины. Зона включает более сотни островков, рифов, скал, некоторые из них даже подтоплены. При этом они имеют около 1000 км береговой линии, что позволяет с помощью флота и авиации контролировать почти всё ЮКМ. Богатые биоресурсы и обнаруженные здесь запасы нефти и природного газа делают этот район привлекательным.

Географическое положение и экономическая важность этого морского района стали причиной длящейся на протяжении веков кампании международного пиратства, освоившего в последние десятилетия изощренные методы захвата судов с использованием достижений научного и технического прогресса.

Все это и ряд других причин заставило руководство КНР активизировать меры по обеспечению безопасности судоходства и защите своих интересов в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР).

Первоочередным шагом стало увеличение количества проводимых в регионе учений сил и средств ВМС Китая, усиление морского и воздушного патрулирования маршрутов судоходства, кооперация с другими странами по вопросам совместной охраны кораблей с коммерческими грузами.

Вполне естественно, что наряду с подобными мерами, КНР в одностороннем порядке в последние годы приступила к активному освоению существующих островов и даже созданию новых. Результатом титанического труда китайских специалистов стало превращение некоторых коралловых рифов в рукотворные острова с развитой современной инфраструктурой – причалами для военных кораблей, аэродромами и вертолетными площадками, объектами снабжения топливом и пресной водой, защищенными помещениями для хранения военной техники и продуктов питания. Таким образом, в районе Спратли построено пять островов. Еще два находятся в стадии интенсивного строительства.

Военно-политическое руководство США не намерено уступать КНР в усиливающемся соперничестве за сферу влияния в Южно-Китайском море, и активизирует усилия в целях противодействия китайским планам. В ходе состоявшегося в конце мая 2015 года визита в страны АТР глава американского военного ведомства Эштон Картер открыто заявил об американских претензиях на сохранение своего лидерства в этом регионе и призвал ряд стран к созданию нового военного альянса против Поднебесной.

В частности, США пытаются вбить клин между Китаем и Южной Кореей, Японией, Филиппинами, Вьетнамом. Особую роль в противостоянии Пекину американцы отводят Японии, которая сама втянута в территориальный спор с Китаем из-за островов в Восточно-Китайском море (Сенкаку). В начале 2015 года Токио утвердил крупнейший за всю историю страны военный бюджет – 42 млрд долларов. Японские власти в последние годы пересмотрели военную стратегию.

Теперь основную опасность в АТР американцы видят не в России, а в Китае и КНДР. США настаивают, чтобы Япония уделила особое внимание реализации планов по военно-морскому строительству, противоракетной обороне, а также развитию авиации. Их выполнение позволит Токио повысить возможности по защите спорных территорий – островов Сенкаку, которыми фактически владеют японцы, но претендуют на них и китайцы.

14 мая правительство Японии утвердило закон о возможности применения вооруженных сил страны за пределами государства, отменив действовавший ранее запрет на проведение военных операций за рубежом. В результате коренных изменений политики безопасности возрастает роль Японии в военном союзе с США.

Одновременно активизировалось военное сотрудничество Японии с Филиппинами, претендующими на четверть островов Спратли. Не случайно было объявлено о проведении вторых за последние месяцы японо-филиппинских учений ВМС в Южно-Китайском море. В мае 2015 года два японских эсминца и современный филиппинский корабль курсировали близ островов рифа Скарборо, на который претендует Манила (сейчас эта отмель находится под контролем Китая).

Совместные учения – это лишь первый шаг к растущему военному сотрудничеству Японии с Филиппинами. Планируется, что в дальнейшем японские военные самолеты, оснащенные разведывательным оборудованием, будут патрулировать Южно-Китайское море, используя филиппинские базы для дозаправки. По этому вопросу стороны намерены подписать специальное соглашение.

Таким образом, по замыслам американских стратегов, Япония снова должна выступить главным противником Китая.

При этом в антикитайский лагерь также надеются вовлечь Вьетнам, имеющий спорные территории с Поднебесной. Он был и остается главным конкурентом Пекина. В Ханое острова Спратли принято официально называть "священная и неотделимая часть Вьетнама". На фоне споров за острова в Социалистической Республике Вьетнам уже случались погромы китайских заведений. Ханой активно укрепляет вооруженные силы, особенно флот. Развивает политические связи с Индией и даже получает военную помощь от США, забыв старые обиды.

Наряду с укреплением своих позиций в регионе и сколачиванием антикитайского санитарного кордона, США намерены действовать против КНР своими испытанными методами – будут "раскачивать" Синьцзян-Уйгурский автономный район. Нестабильная автономия – очень серьезная угроза для Китая. Она граничит с Афганистаном, в котором влияние США достаточно сильное. Вашингтон, фактически поддерживает ряд террористических группировок на афганской территории. Например, уйгурское "Исламское движение Восточного Туркестана" и Уйгурский национальный центр со штаб-квартирой в Нью-Йорке.

Сложность конфликта вокруг Спратли в ЮКМ усугубляется тем, что все претендующие на спорные территории страны, за исключением Брунея, разместили на некоторых из островов и рифов архипелага свои вооруженные силы. В настоящее время сами государства Юго-Восточной Азии занимают выжидательную позицию. Они не хотят быть втянутыми в конфликт и не желают его обострения.

Однако определенные круги в Вашингтоне стремятся до предела обострить обстановку в Евразии, но так, чтобы американцы не были на "передовой". В роли авангардных отрядов, по их замыслам, должны выступить Вьетнам, Япония, Филиппины, Индия и другие страны, недовольные ростом могущества КНР. Интересам США, стремящихся сохранить мировое лидерство, отвечает не полномасштабная война, а серия конфликтов и революций, которые могут привести ведут к раздроблению больших государств. США же должны стоять над этими конфликтами.

Одновременно Пентагон проводит масштабную работу по качественному переоборудованию военной базы на острове Гуам, превращая ее в главный форпост в западной части Тихого океана. Там ускоренными темпами ведется строительство дока для приема авианосцев, увеличивается аэродром, создаются объекты противоракетной обороны. Затраты составят 8 млрд долларов. Подлежат реконструкции объекты инфраструктуры и на острове Диего-Гарсия в Индийском океане. Белый дом выделил на эти цели 126 млн долларов.

Не случайно также, что президент США Барак Обама договорился с австралийскими властями о резком увеличении американского воинского присутствия на Зеленом континенте, не скрывая, что эта мера направлена против Китая. В частности, с Австралией подписано соглашение о размещении американских военных на базе Дарвин, которую именуют не иначе, как "австралийский Перл-Харбор". К 2016 году на этом объекте будут дислоцироваться две с половиной тысячи военнослужащих США. Кроме того, на континенте разместятся современные типы вооружения, включая истребители F-22 и транспортные самолеты C-17. База США в Австралии – это всего лишь один из элементов санитарного кордона, которым пытаются отгородить Китай от выхода в открытые моря.

Какова же в сложившейся ситуации позиция китайской стороны? Ее раздражает как военное присутствие США в регионе (на уровне 100 тысяч человек), так и содействие Вашингтона наращиванию военных потенциалов государств – соседей КНР, не говоря уже о продаже американского оружия Тайваню. Особым предметом озабоченности Пекина становится совершенствование военного партнерства США и Японии. Дислоцированные в Японии на 52-х военных объектах США (крупнейшие из них – военно-морская база в Иокосуке и военно-воздушная в Кадэне на о. Окинава) 45 тысяч американских военнослужащих вызывают обеспокоенность китайского руководства.

Недавно в Китае впервые опубликована "Белая книга", в которой излагаются основные положения обновленной военной доктрины. В ней объясняется, как КНР смотрит на мир и как ее армия намерена действовать в новых условиях. Со времен Мао Цзедуна неизменным остается один принциа – третья мировая война будет, и Пекин к ней готов. Но есть и новые моменты.

По мнению разработчиков китайской военной стратегии, на смену устаревшей доктрине "народной войны" должна прийти концепция "активной обороны". А именно: Китай оставляет за собой право наносить превентивные локальные удары, если его обороне или рубежам будет угрожать опасность. Опасностями же традиционно считаются неурегулированная ситуация на Корейском полуострове, тайваньская проблема и принадлежность архипелага Спратли. Дополнительной угрозой для Пекина остается ситуация в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, на Тибете, а также пиратство южных морей.

Складывающаяся обстановка в ЮКМ оказала существенное влияние на изменение военной доктрины относительно ВМС. Пекин уже перешел от стратегии "прибрежной обороны" к стратегии "обороны в прибрежных водах". Это означает выход китайского флота на качественно иной уровень, позволяющий ему на постоянной основе присутствовать если не на всех просторах Мирового океана, то в Желтом, Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях определенно.

Китай уже имеет один авианосец. Есть программа строительства еще четырех – двух с обычной силовой установкой и двух с атомной. Корабли планируется сдать в эксплуатацию к 2020-му году. Это означает, что операционная зона ВМС Китая неуклонно расширяется. Китайцы пытаются наверстать отставание в таких высокотехнологичных видах вооруженных сил, как ВМС и ВВС. Особое внимание развитию военного флота объясняется, прежде всего, стремлением обеспечить безопасность транспортировки нефти в Китай с Ближнего и Среднего Востока и из Северной Африки, поскольку китайская экономика более чем наполовину зависит от импорта нефти из этих регионов.

Таким образом, несмотря на видимость сохранения партнерских отношений, Китай и США не намерены поступаться своими интересами в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Судя по всему, Пекин и впредь будет принимать все возможные меры по обеспечению своей безопасности, что уже в обозримом будущем предполагает столкновение с Вашингтоном по жизненно важным для китайцев проблемам.