Регионы

Мы в соцсетях

Facebook
ВКонтакте
Twitter

Календарь событий

Загрузка...

Что стоит за визитом аль-Абади в Москву

21.05.2015 21:15

Сергей Орлов

Премьер-министр Ирака Хайдар аль-Абади прибыл в Москву. Программа визита включает встречи с президентом Владимиром Путиным, премьер-министром Дмитрием Медведевым, главой компании "ЛУКойл" Вагитом Алекперовым, а также рядом российских предпринимателей. Аль-Абади намерен обсудить с представителями российской стороны вопросы экономического, энергетического и военно-технического сотрудничества, а также ситуацию на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

В ходе встречи готовность вывести отношения на новый уровень проявили как Москва, так и Багдад, однако приоритеты сторон совпали не во всем. Так, еще до переговоров, говоря о военно-техническом техническом сотрудничестве, пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков лишь отметил, что оно "будет фигурировать" в повестке дня, в то время как представители иракской стороны неоднократно подчеркивали ключевое значение этого вопроса.

О том, что поставки российского вооружения и обучение иракских военнослужащих должны стать основной темой визита аль-Абади в Москву заявлял его официальный представитель Саад аль-Хадиси. Важность этой темы подчеркивал и сам аль-Абади. "Между Ираком и Россией заключено множество соглашений по поставкам вооружений. Выполнение некоторых из них сейчас приостановлено и будет возобновлено по итогам визита", – заявил он в эфире иракского телевидения.

Заинтересованность Ирака в российском вооружении понятна – последние успехи исламистов, которые захватывают как гражданские объекты, так и военные базы и склады вооружений, вынуждают Багдад закупать больше оружия. Об этом иракский премьер говорил открыто, признав, что текущая ситуация вынуждает Ирак искать дополнительные источники вооружения.

Обращение к возможностям российского оборонно-промышленного комплекса важно еще по одной причине: в связи с нерешительностью Вашингтона в вопросе увеличения масштабов военной помощи Ираку, Багдад стремится диверсифицировать структуру импорта вооружений. В этой ситуации преимущества России в качестве партнера по ВТС очевидны – исторический опыт сотрудничества и готовность предоставить необходимые виды вооружений.

В свою очередь, Москва проявляет повышенный интерес к экономическому и инвестиционному взаимодействию, в особенности в области энергетики. Несмотря на крайне тяжелую ситуацию в области безопасности, Ирак остается вторым производителем нефти в ОПЕК после Саудовской Аравии и продолжает влиять на мировые цены на нефть.

В последние месяцы Ирак добывал около трех миллионов баррелей в сутки, при этом практически весь объем шел на экспорт. Снижать добычу Багдад не намерен, и это вполне объяснимо – страна катастрофически нуждается в деньгах для финансирования антитеррористической операции, а экспорт нефти остается единственным существенным источником дохода помимо внешней помощи.

При этом для Ирака (как и для России) поддержание добычи на высоком уровне является вынужденной мерой, обусловленной рекордным падением цен на нефть. Общий интерес обеих стран заключается в восстановлении прежнего уровня цен, и шансов добиться этого у Багдада и Москвы станет больше, если они выступят с единой позиции.

Партнерство с Россией выгодно Ираку и в политическом плане – на Ближнем Востоке Москва традиционно выступает противовесом Западу, и может поддержать руководство Ирака не только в противостоянии "Исламскому государству", но и в вопросах внутренней политики – например, в урегулировании ситуации с Иракским Курдистаном, который не оставляет надежд на приобретение независимости. Недавняя встреча спецпредставителя российского президента по Ближнему Востоку и странам Африки Михаила Богданова с лидером автономного региона Масудом Барзани подтверждает, что Россия может выступать в качестве посредника между Багдадом и курдами.

Разумеется, говорить о результатах визита пока преждевременно. Не следует ожидать ясности и от официальных заявлений – в вопросах, которые включены в сегодняшнюю повестку дня, стороны, как правило, ограничиваются дежурными дипломатическими фразами и расплывчатыми формулировками, опасаясь последствий разглашения заключенных договоренностей. Об итогах визита можно будет судить только по изменениям в региональной политике, которые, как представляется, не заставят себя долго ждать.