Регионы

Мы в соцсетях

Facebook
ВКонтакте
Twitter

Календарь событий

Загрузка...

Соглашение по иранской ядерной программе под угрозой

13.04.2015 15:27

Андрей Ильяшенко

Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи предостерег от излишнего оптимизма в отношении исхода переговоров по иранской ядерной программе.

"Достижение предварительной договоренности сторонами не гарантирует ни итогового соглашения, ни его содержимого, ни то, что переговоры будут продолжаться", – заявил в конце прошлой недели Хаменеи, впервые прокомментировав в публичном выступлении договоренности, достигнутые Ираном и "шестеркой" международных посредников в Лозанне в начале апреля. При этом иранский лидер подчеркнул, что поэтапная отмена санкций неприемлема для Тегерана, антииранский санкционный режим должен быть отменен в один день с подписанием окончательных документов. Параллельно Хаменеи дезавуировал и справку по итогам переговоров, распространенную Госдепом США, заявив, что далеко не все, что там написано, соответствует действительности.

Чуть раньше иранский президент Хасан Роухани, также заявил, что Иран будет настаивать на незамедлительной и полной отмене санкций как условии подписания всеобъемлющего соглашения по иранской ядерной программе, намеченного на июнь нынешнего года. Но Госдепартамент США стоит на своем: санкции будут сниматься поэтапно и только при условии выполнения Ираном взятых на себя обязательств.

Заявление Хаменеи еще раз подтверждает, что Иран, соглашаясь на масштабные ограничения своей атомной программы и плотный международный контроль, отказывается предоставить США еще и рычаги давления в виде поэтапной отмены санкций за "хорошее поведение". Ни с имиджевой, ни с экономической стороны Тегеран это не может устроить.

Расхождения, похоже, носят принципиальный, критический характер.

Правда, по большому счету, ничего нового в этой ситуации нет: точно так было и на переговорах очередной международной "шестерки" с Северной Кореей. На фоне полного отсутствия взаимного доверия стороны так и не смогли договориться, снимаются ли с КНДР санкции одновременно с выполнением ею обязательств по ядерной программе, или процесс будет поэтапным, в зависимости от поведения Пхеньяна. Переговоры были прерваны в 2009 году и пока так и не возобновлены.

Не случится ли подобное и в переговорах по иранской ядерной программе?

Разумеется, компромисс сулит Ирану выход из международной изоляции, отмену санкций, ставших тяжелым экономическим бременем и триггером внутриполитической нестабильности, резкую активизацию внешнеэкономического сотрудничества. К тому же страна отстояла свое право на ядерную программу, включая обогащение урана. Все это, несомненно, даст импульс для развития этой, и без того мощной ближневосточной державы, увеличения ее веса и влияния в международных делах, прежде всего в регионе. Этим и объясняется народное ликование в Тегеране после объявления о договоренностях в Лозанне.

Однако, возникает вопрос, зачем это нужно Вашингтону, который после исламской революции в Иране рассматривал эту страну как своего основного противника на Ближнем Востоке? Вооружение противников Ирана (в первую очередь саддамовского Ирака), причисление этой страны к "оси зла", прозрачные угрозы применить силу – все эта лишь малая толика примет 35-летней конфронтации. Тем не менее, администрация Барака Обама совершила поворот в отношениях, отказавшись от прежнего курса администрации Джорджа Буша-младшего.

Причин тут несколько. Конечно, стало ясно, что многолетние санкции не дают результатов. Иран держится, цветная революция 2009 года провалилась. Не удалось получить и достоверных доказательств того, что Иран действительно работает над ядерным оружием. На фоне переговорного тупика увеличивалась роль Ирана в Ираке и Афганистане, из которых США уходят. Видимо, не последнее место занимает и желание Обамы записать на свой счет миротворца действительно реальные достижения. Наконец, главное: патовая ситуация и прямые угрозы в адрес Ирана создавали предпосылки для его блокирования с Россией и КНР – страшный сон американской внешней политики по Збигневу Бжезинскому.

В своей книге "Великая шахматная доска" он отмечает: "Потенциально самым опасным сценарием развития событий (для США – прим. ред.) может быть создание "антигегемонистской" коалиции с участием Китая, России и, возможно, Ирана, которых будут объединять не идеологические мотивы, а взаимодополняющие обиды. Такое развитие событий может напоминать по своему размеру и масштабу проблему, которая однажды уже была поставлена китайско-советским блоком, хотя на этот раз Китай, вероятнее всего, будет лидером, а Россия – ведомым. Чтобы предотвратить создание такого блока, как бы маловероятно это ни выглядело, США потребуется проявить геостратегическое мастерство одновременно на западной, восточной и южной границах Евразии".

Похоже, прогноз Бжезинского оказывается самосбывающимся. Обаме приходится демонстрировать геостратегическое мастерство, причем на фоне таких сильных стимулов для блокирования Москвы, Пекина и Тегерана, как рухнувшие отношения с Россией и, главное, переориентации военного потенциала США на азиатско-тихоокеанский регион для сдерживания Китая.

Американский президент то и дело проявлял добрую волю и миролюбие, первым звонил иранскому президенту Роухани, писал полусекретные послания, организовывал неформальные переговорные треки с иранцами, уламывал ключевых ближневосточных союзников – Саудовскую Аравию и Израиль. В результате, 2 апреля в Лозанне Иран и "шестерка" международных посредников по урегулированию иранского ядерного кризиса (пять постоянных членов Совета Безопасности ООН и Германия) достигли "промежуточных договоренностей" об основных принципах Соглашения по иранской ядерной программе. Само Соглашение планируется заключить до 30 июня нынешнего года.

Тем не менее, официальный оптимизм Белого дома сразу был перевешен хором критических замечаний в США. Как бы суммируя их, спикер Палаты представителей Конгресса США республиканец Джон Бейнер назвал договоренности с Тегераном "тревожащими" и высказался за то, чтобы Конгресс проанализировал все подробности сделки, прежде чем снимать с Ирана любые санкции. Преодолеть сопротивление республиканцев, которые контролируют Конгресс, похоже, станет непосильной задачей для демократической администрации.

Обама, конечно, может заморозить на год санкционные законы, но в 2016 году он покидает Белый дом. Пойдет ли на это следующий президент, – большой вопрос.

В этих условиях резкие заявления иранского лидера лишь прибавляют сомнений по поводу нового соглашения. Дата возобновления основных переговоров еще не определена. Замминистра иностранных дел России Сергей Рябков полагает, что они состоятся "до мая". Дипломат также отметил, что пока дата не определена, неизвестно и на каком уровне пройдет встреча. Разумеется, сроки подписания можно и отодвинуть, однако принципиальные позиции США и Ирана скорее свидетельствуют в пользу прогноза Бжезинского.

За стол переговоров договаривающие стороны явно не спешат.