Регионы

Мы в соцсетях

Facebook
ВКонтакте
Twitter

Календарь событий

Загрузка...

Дороги Победы маршала Конева

10.02.2015 19:09

Валерий Александров

В ряду выдающихся советских полководцев, внесших огромный вклад в победу в Великой Отечественной войне, одно из первых мест, несомненно, принадлежит Маршалу Советского Союза Ивану Степановичу Коневу. Один только перечень высоких, крайне ответственных должностей, которые он занимал в годы войны, впечатляет - командующий Западным, Калининским, Северо-Западным. 2-м и 1-м Украинскими фронтами… Именно его войска очищали от фашистов Украину и освобождали узников Освенцима, спасали Дрезденскую галерею, Краков и Прагу, штурмовали Берлин, встречались с американской армией на реке Эльбе. Но война – это не только победы, это - и неудачи, и тяжелые переживания, и горечь потерь. Об отдельных эпизодах трудного пути, пройденного знаменитым военачальником, рассказывает вместе с автором этих строк его дочь, профессор кафедры языкознания и литературы Военного университета Наталья Ивановна Конева.

- Биография отца, – говорит она, - во многом схожа с биографией других советских полководцев. Родился в крестьянской семье в Вологодской губернии, в том крае, о котором он как-то сказал: "Моя родина там, где не было крепостного права и куда не ступала нога завоевателя". И вот этот свободолюбивый дух, прямота и независимость суждений были присущи ему на протяжении всей жизни.

… Коневу было 18 лет, когда его в 1916 году призвали в ряды царской армии. Шла Первая мировая война. Окончив учебную артиллерийскую команду, младший унтер-офицер Конев был направлен на Юго-Западный фронт, где воевал в составе отдельного тяжелого артиллерийского дивизиона. Потом была гражданская война, в которой Конев, ставший к этому времени членом большевистской партии, воевал в рядах Красной армии в Забайкалье и на Дальнем Востоке. Был комиссаром штаба Народно-революционной армии Дальневосточной республики. Окончив в 1926 году Курсы усовершенствования высшего начсостава при Военной академии РККА, а затем и саму академию, Конев последовательно становится командиром стрелкового полка, потом стрелковой дивизии. Карьера его развивается вполне успешно. С сентября 1938 года он уже – командующий 2-й отдельной Краснознаменной армии со штабом в Хабаровске, а еще через два года принимает командование Забайкальским военным округом. В начале 1941-го Конев получает новое назначение - возглавляет Северо-Кавказский военный округ (СКВО).

Великую Отечественную войну Иван Степанович начинает в звании генерал-лейтенанта в должности командующего 19-й армии, сформированной из войск СКВО. Армия была направлена на Юго-Западный фронт. Здесь в ходе Смоленского сражения соединения 19-й армии успешно отражали наступление немцев. Действия Конева на посту командарма были высоко оценены Сталиным, и 12 сентября 1941 года он назначает его командующим войсками Западного фронта и присваивает звание генерал-полковника. И вот здесь начинается, наверное, самый трудный для Конева период. Часть войск Западного фронта, на которых обрушивается удар самой мощной немецкой группы армий "Центр" под командованием фельдмаршала фон Бока, перед которой Гитлер ставит задачу прорыва к Москве, оказывается в окружении под Вязьмой. Потери были огромны – сотни тысяч погибших и попавших в плен. Тем не менее Конев продолжал пользоваться доверием Верховного Главнокомандования. И назначенный Сталиным новым командующим Западным фронтом генерал армии Жуков предложил оставить Конева своим заместителем  А спустя несколько дней он становится командующим вновь созданным Калининским фронтом, участвует в битве за Москву.

Наиболее ярко полководческий талант Конева раскрывается, начиная с 1943 года. В июле он в качестве командующего Степным фронтом принимает участие в Курской битве, и в августе его войска освобождают Белгород и Харьков, а в сентябре – Полтаву и Кременчуг и с ходу форсируют Днепр. В октябре Степной фронт получает новое название – 2-й Украинский, Конев остается его командующим и проводит одну из самых знаменитых своих операций – Корсунь-Шевченковскую, в ходе которой была окружена и разгромлена крупная немецкая группировка. Эту операцию историки нередко называют Сталинградом на Днепре. Успех по достоинству оценивают в Ставке. 20 февраля 1944 года Коневу присваивается звание Маршала Советского Союза. А в мае 1944 года он назначается командующим 1-м Украинским фронтом и остается им уже до конца войны. Не стоит, наверное, перечислять все операции, проведенные на заключительном этапе войны войсками, которыми командовал Конев, получивший 29 июля 1944 года звание Героя Советского Союза. Здесь и разгром немецкой группы армий «Северная Украина» в ходе Львовско-Сандомирской операции, и Висло-Одерская, Силезская, Пражская операции. Войска 1-го Украинского фронта активно участвовали и в Берлинской операции. Они шли к столице третьего рейха с юга, а войска 1-го Белорусского фронта под командованием Жукова - с запада. Именно войска Конева встретились в апреле 1945 года на Эльбе с американцами.

- Да, это была историческая встреча, о которой написаны книги и сняты кинофильмы, - говорит Наталья Ивановна. - Когда союзные войска встретились, командующий американской группировкой генерал Омар Брэдли приехал с визитом к Коневу. Гостя, конечно, потчевали с настоящим русским размахом, было много тостов за братство по оружию, за лидеров стран антигитлеровской коалиции. А потом устроили для американского генерала концерт. Брэдли был поражен выступлением танцевального ансамбля и все выпытывал у Конева, где он раскопал таких красоток. "Это – обычные девушки, - отвечал маршал. – В Красной Армии все девушки такие". А когда отец приехал к американцам с ответным визитом, они решили удивить его и представили худенького солдатика, виртуозно игравшего на скрипке. "Потрясающе! – сказал отец, восхищенный игрой виртуоза. – Где вы выкопали такого гения?» "Это – рядовой американский солдат, - скромно ответил Брэдли. – У нас все такие". Рядовым оказался величайший скрипач Яков Хейфец, которого американцы, чтобы поразить Конева, на один день привезли из Парижа. Хейфец был уроженцем Вильно, входившем до революции в состав Российской империи, окончил консерваторию в Санкт-Петербурге, а затем перебрался вначале в Европу, а потом в США.

Во время войны Коневу не раз приходилось встречаться со Сталиным, видеть его в разных ситуациях. Относился вождь к Коневу уважительно, как и ко всем тем военачальникам, в которых ценил полководческий талант. Конев, если надо было, мог и возразить Сталину, настаивать на своей точке зрения, не опасаясь гнева вождя, который всегда внимательно выслушивал чужое мнение. Совещания в ставке, по воспоминаниям Конева, проходили спокойно, каждому разрешалось и курить в присутствии Сталина, и никто, как это иногда показывают в фильмах, не стоял перед ним навытяжку, хотя все доклады делались, конечно, стоя. Конев относился к Сталину неоднозначно, но считал его необыкновенно проницательным человеком и подчеркивал, что он всегда искал конструктивный выход.

- Как сложилась послевоенная судьба Ивана Степановича? – спрашиваю я у Натальи Ивановны.

- Сразу после окончания войны он был назначен главнокомандующим Центральной группы войск на территории Австрии и Верховным комиссаром по Австрии. Ну, а в 1946 году стал Главнокомандующим сухопутными войсками – заместителем министра обороны СССР. В начале 50-х годов был период, когда его отправили командовать Прикарпатским военным округом, штаб которого находился во Львове. А в 1955 году отец стал первым Главнокомандующим Объединенными Вооруженными силами стран-участниц Варшавского договора. В период знаменитого берлинского кризиса 1961 года он был и Главнокомандующим Группой советских войск в Германии. Кстати, с этим назначением был связан интересный факт. Когда стала возводиться берлинская стена и ситуация была очень напряженной, Хрущев сказал: "Надо сделать ход конем". И решил послать в Берлин Конева. Он предоставил отцу свой личный самолет, чтобы поскорее доставить его в Берлин. Советские и американские танки стояли тогда друг против друга на Фридрихштрассе, и любая шальная пуля могла привести к новой войне в Европе. Сухопутными войсками США в Европе командовал тогда генерал Кларк, с которым отец встречался в Вене. Так что Кларк знал, с кем имеет дело. И оба военачальника сделали все, чтобы берлинский кризис был преодолен.

- Много писалось в свое время о сложных взаимоотношениях Конева с Жуковым…

- Отношения у них были вначале очень хорошие, дружеские. Ведь они вместе служили еще до войны в Белорусском военном округе под началом впоследствии репрессированного командарма Уборевича, который, кстати, очень ценил Конева. И во время войны отец с Жуковым прекрасно ладили. Поссорил их Хрущев в 1957 году, когда, решил убрать с поста министра обороны Жукова, который, между прочим, спас его во время противостояния с "антипартийной группой" Молотова, Маленкова и Кагановича. Хрущев заставил отца выступить с антижуковской статьей в газете "Правда". Коневу прислали уже готовую статью на подпись. Он переписывал ее, менял формулировки, звонил наверх. А Хрущев ему в ответ: "Все равно статья пойдет под твоей подписью". Статья вышла, и Жуков, был, конечно, страшно обижен и требовал, чтобы отец написал опровержение. Конев ответил: "Георгий Константинович, никто ведь не напечатает, это – решение партии, а в нашей стране оно - закон".

… А потом настал черед и Конева, который возражал против стремительного сокращения армии и акцента исключительно на ракетно-стратегические войска в ущерб всем другим видам. У Хрущева, было, однако, свое мнение. И в 1962 году Конев оказался не у дел, в группе генеральных инспекторов Министерства обороны, которую называли "райской группой".

С Жуковым они все же помирились. Через 10 лет после размолвки. Это было в день 70-летия Конева. Тогда и состоялась их последняя встреча. Ее описал Константин Симонов: "Судьба сложилась так, что на долгие годы их отдалили друг от друга обстоятельства, носившие драматический характер для обоих. Однако при всем том в народной памяти о войне их два имени чаще, чем другие, стояли рядом. И когда на вечере оба этих человека обнялись впервые за многие годы, то на наших глазах второстепенное стало второстепенным с такой очевидностью, что нельзя было не порадоваться". Да, они вспомнили и довоенную молодость, и дороги страшной войны, тяжелые испытания, в которых были всегда рядом. Жизнь все расставила по своим местам. А история отдала должное и тому, и другому, навсегда оставив в летописи великих побед их выдающиеся заслуги перед Родиной.