Регионы

Мы в соцсетях

Facebook
ВКонтакте
Twitter

Календарь событий

Загрузка...

Всаднический этикет абхазов.

03.03.2004 00:00

Евгений Карпенко

Абхазы и их далекие предки, по меньшей мере, три тысячи лет занимались коневодством, в развитии которого за длительный период времени они успели достигнуть значительных успехов.

Это выражается как в разнообразных самобытных способах и навыках ухода за конем, в особой любви и привязанности народа к лошади, нашедших свое воплощение в пословице о том, что в " жилах лошади течет человеческая кровь ", так и в виртуозном искусстве верховой езды и изысканном всадническом этикете. Прежде всего стоит подчеркнуть, что искусство верховой езды испокон веков носило у абхазов массовый, всенародный характер. Прекрасно умели ездить на лошади не только князья и дворяне, но и крестьяне всех категорий, не только взрослые, но и маленькие дети и женщины, которые пользовались специальными женскими седлами. Интересно отметить, что у многих абхазских женщин для езды верхом были специальные юбки, сшитые в форме широких брюк-шаровар. Женщине обязательно помогали садиться на лошадь - подставляли ей стул или табуретку, а если их не было под рукой, то кто-нибудь из молодых мужчин, став на левое колено, подставлял ей правое, а она, поддерживаемая также руками, садилась в седло. Обращает на себя внимание и то, что каждый уважающий себя мужчина, считал ниже своего достоинства ездить в гости и вообще совершать более или менее дальние поездки на кобыле, а также на любой лошади без седла. Под хорошим верховым должен быть добрый оседланный конь.

Неписанные правила предъявляли определенные требования к одеянию всадника. Как правило, на всаднике, прежде всего, должна была быть черкеска. Верховой, не мог быть босым и без головного убора - башлыка или папахи. Кроме того, хороший всадник носил бурку из косматого войлока, покрывающую и согревающую, также, круп лошади. В целую церемонию выливаются у абхазов вежливые этикетные правила реальной или символической помощи при спешивании и посадке гостя на лошадь. В прошлом в системе традиционного этикета этому обычаю придавалось важное значение. Человек, которому оказали какую-нибудь услугу, выражал свою благодарность словами "Пусть Бог предоставит мне случай поддержать тебе стремя."

Сам церемониал сводился, примерно, к следующему: гости, собравшиеся уезжать, выходят в сопровождении хозяев во двор гостеприимного дома. К самому старшему из них подводят оседланного коня. Молодой человек, подавший коня, правой рукой держит уздечку у морды лошади, а левой с некоторым усилием нажимает правое стремя вниз, чтобы посадка не перетянула седло на бок под тяжестью седока. Не удовлетворяясь услужливостью молодого, старший из хозяев подходит к лошади гостя, чтобы поддержать ему стремя или уздечку, подчеркнув при этом свое почтение к гостю. Гость, соблюдая приличия, будет стараться, чтобы никто, особенно старшие не беспокоили себя по лестному для него поддержанию стремени. При этом между гостем, с одной стороны, и старшим из поддерживающих стремя, с другой, происходит, примерно, такой обоюдовежливый диалог, грозящий порой перейти в довольно длительные увещевания, убеждения и уговоры друг друга: - Разве можно, уважаемый, чтобы ты держал мое стремя! - говорит гость.

- Садись, сынок, на лошадь, да приму я на себя твои беды! - отвечает хозяин. - Прошу тебя, отпусти, пожалуйста, стремя! - снова просит гость.

- Мне это доставляет удовольствие, - упорствует хозяин. - Заклинаю именем всех присутствующих не делать этого! - настаивает гость и, вежливо и осторожно отстраняет старика, который, поддавшись, наконец, всем уговорам, отходит чуть в сторону, хотя и не всегда даже самые убедительные доводы могут склонить его к такому решению.

Все это последовательно повторяется, в основном, с каждым из верховых гостей. Примечательно, что каждый из них садился на свою лошадь не иначе, как повернув ее мордой к гостеприимному дому, деликатно выражая тем самым свою благодарность и уважение ко всем тем, кто оказал ему свое радушие. Характерно и то, что если среди гостей присутствова зять - муж представительницы того рода, к которому относится хозяин дома, - то он, повинуясь особым правилам поведения каждого из супругов по отношению к родственникам другого, при отъезде старался сесть на свою лошадь не около дома, а подальше от него, иногда даже за пределами двора, чтобы старшие родственники жены не видели его рядом с собой в сидячем положении, хотя и верхом на коне. Вообще всаднический этикет, как и другие формы абхазского хорошего тона, основан на принципах кровного родства, старшинства, гостеприимства, отношения к женщине и др. В частности, во время выездов, впереди ехал старший всадник, за ним женщины, а слева и справа от них - младшие спутники. Старший всадник, а вслед за ним и остальные спутники первыми приветствовали встречных путников, а если среди последних есть старшие, то всадники должны были сойти с коней и так разговаривать сними. Подробнейшим образом, до мельчайших тонкостей были разработаны правила о том, как следует сесть или сойти с лошади, держаться на коне, держать в руках уздечку или плеть, лечить коня и ухаживать за ним, как готовить и проводить народные конноспортивные соревнования. Любое физическое повреждение, публично нанесенное коню, приравнивалось к личной обиде.