Регионы

Мы в соцсетях

Facebook
ВКонтакте
Twitter

Календарь событий

Загрузка...

Афганистан "постмиротворческий": угрозы и вызовы

12.08.2013 16:03

Виктор Дубовицкий, доктор исторических наук

События в  Афганистане остаются определяющим фактором безопасности в регионе Центральной и Южной Азии. Такое положение дел сохраняется последние тридцать четыре года – с момента Саурской революции, произошедшей в апреле 1978 года. Именно тогда Афганистан стал зоной перманентного военно-политического конфликта, в который за прошедшие тридцать четыре года были втянуты все мировые державы и десятки других стран. В 2001 году этот конфликт приобрел характер прямого вторжения, которое было мотивировано "антитеррористической операцией", вызванной нападением экстремисткой исламистской организации "Аль-Каида" на США.

Географическое положение Афганистана в центре Среднего Востока, а также длительность и характер конфликта, в который втянуты этнические и религиозные компоненты, делает проблему его окончания одной из самых злободневных для всего мира. Ситуация в Афганистане, ожидаемые перспективы ее развития в течение ближайших полутора лет, требуют серьезного анализа в плане существующих угроз, а также возможных  вызовов и рисков для окружающих его стран.

Сложившуюся в этой одиозной стране картину, с точки зрения прогнозирования развития ситуации, сегодня можно однозначно характеризовать как "угрозу" второго уровня по предлагаемой шкале, где под "угрозой" понимаются явления, в наибольшей степени опасные и способные нанести существенный урон.

"Вызовы" и "риски" как геополитические категории, в отличие от "угроз", имеют более расплывчатые определения. Так, "вызовы" характеризуются как "явления, оказывающие воздействие на ситуацию, но главным образом обладающие дестабилизирующим потенциалом. Для ответа на них необходим, как правило, комплекс мер долгосрочного характера, включая экономические, политические и гуманитарные мероприятия". Под "рисками" понимаются побочные негативные результаты хозяйственной деятельности, нарушение экологического баланса, ухудшение ситуации в акватории морей, распространение заболеваний, т.е. ситуации, для преодоления которых требуется внесение поправок в политическую и экономическую стратегию.

Что касается вызовов и рисков для стран региона в связи с проведением антитеррористической операции в Афганистане (2001-2012 гг.) в ближайшей и долгосрочной перспективе, то они связаны с  выводом американских войск и войск их союзников из этой страны. Причиной этому послужил фактический провал американской операции "Несокрушимая свобода", начатой 20 октября 2001 г., а затем и всей миротворческой операции Запада в этой стране.    

Говоря о выводе американских войск и войск их союзников, нужно учитывать, что это военно-политическое мероприятие, связанное с передачей контроля над территорией административным и военным структурам ИРА, неминуемо приведет к выводу  всего контингента войск ISAF.

Повторение пройденного

К моменту вывода войск ISAF в Афганистане сложится благоприятная обстановка для возобновления гражданской войны. Ее основными участниками будут не прозападные силы, стремящиеся построить демократическое общество и не талибы, а этно-территориальная группировка пуштунов, с одной стороны, и блок среднеазиатских этносов и хазарейцев – с другой. Первая из них, учитывая численность пуштунов, проживающих в Зоне свободных племен в Пакистане, будет достигать 20-27 млн. человек; вторая 10 - 14 млн. По мере обострения внутренней борьбы и развала оставшихся прозападных государственных структур будет происходить сепарация по названному признаку во всех общественных институтах и, прежде всего – в афганской национальной армии. По аналогии с периодом 1989-1992 гг., когда произошла деградация поддерживаемого СССР режима Наджибуллы, каждая и двух противоборствующих сил получит свою долю подготовленных военнослужащих, техники и вооружения. А затем, легитимно оформив военно-политические блоки, вступит в ожесточенное противоборство.

Пуштунская группировка выступит за сохранение целостности национальной (по сути дела, пуштунской) государственности и неделимость территории страны. Другая же, воссоздав новый вариант "Северного альянса", начнет борьбу за суверенитет территорий, занимаемых этносами. Этот процесс займет от одного до полутора лет, в зависимости от скорости вывода западных войск. Такое развитие ситуации, несомненно, - серьезный вызов для  стран, окружающих ИРА.

Каков должен быть ответный комплекс мер долгосрочного характера со стороны соседей Афганистана?

Создание обновленного "Северного альянса" и активные военные действия с пуштунским блоком потребуют постоянного и дорогостоящего вмешательства в это процесс окружающих государств, как это уже было в 1996-2001годах. Основная тяжесть в военной и экономической поддержке блока вновь ляжет на Таджикистан, Иран, Узбекистан, Казахстан и, вероятно, Туркменистан. Конечно, потребуется помощь великих держав, и здесь, в первую очередь, речь идет о России и Китае.

Вместе с тем, нынешние напряженные отношения между Таджикистаном и Узбекистаном могут быть экстраполированы на новую ситуацию, в результате чего помощь "Северного альянса" будет оказываться по этническому признаку, способствуя расколу  антипуштунской коалиции.Такой вариант развития событий в настоящее время прорабатывается аналитиками до уровня прогноза.

Новые тенденции

Одним из ответов на вызов гражданской войны в ИРА станет ускоренное формирование "Персоязычного союза", тормозящееся в настоящее время двойственным этническим характером Афганистана. В случае создания на Севере политически независимой территории среднеазиатских этносов их союз получит монолитную территорию от Ходжента до Шат-эль-Араба, на которой безопасно и эффективно может развиваться общая инфраструктура нового альянса. 

Еще одним, более отдаленным по времени вызовом становится создание государства "Пуштунистан" на территории, заселенной пуштунами как в самом Афганистане, так и в границах северо-западных провинций Пакистана. Этот процесс неминуемо начнется сразу, как только пуштунский блок осознает бесперспективность борьбы за восстановление своего контроля над всей территорией современного Афганистана. Создание такого государства, неминуемо связанное с отторжением значительной территории от Пакистана, приведет к столкновению с другими этносами этой страны, стремящимися сохранить ее целостность. В зависимости от хода дел вероятно применение ядерного оружия. Скорее всего, такая ситуацияне оставит безучастной давнего геополитического противника Пакистана – Индию, что может привести к региональному конфликту серьезного масштаба с применением ядерного оружия уже двумя (а в случае вмешательства на стороне Пакистана Китая – тремя) державами.

Описанное развитие геополитической ситуации несет для окружающих стран серьезные риски,способные  превратиться во вполне реальные угрозы. В числе наиболее вероятных из них - распространение боевых действий гражданской войны с афганской территории - в пределы окружающих государств. Дестабилизированный за последние пять лет Пакистан – отличный  пример "расползания" афганских проблем во вне.

Сопутствующим этому явлению риском можно считать и массовый поток беженцев с территории Афганистана, что Таджикистан уже испытал в 1996-1997 годах. Правда, тогда 10-12 тыс. афганских беженцев были локализованы на островах Амударьи, однако нереально будет сдержать поток сотен тысяч таджиков и узбеков из Афганистана. При этом надо иметь в виду, что афганские беженцы в среднеазиатских государствах – это также вызов для России и Западной Европы, куда они неминуемо устремятся в порядке реэмиграции.

Особые проблемы могут возникнуть у окружающих государств в том случае, если на их территорию, воспринимая ее глубоким тылом,  начнут переходить вооруженные формирования "Северного альянса". Их интернирование и разоружение связано с большим риском, а содержание в лагерях беженцев – вряд ли возможно, так как военнослужащие будут стремиться к возвращению в зону боевых действий для продолжения борьбы. Примеры такого рода нарушения границ случались неоднократно в 1993-1996 годах, однако тогда обстановка на таджикско-афганской границе контролировалась российскими погранвойсками и 201-й МСД России.

Между тем, действия по возвращению вооруженных формирований на территорию Афганистана будут негативно оценены противоборствующей стороной, что вызовет дальнейшее обострение международной обстановки.

Там где жара и лихорадка

Очень серьезный риск - ухудшение эпидемической обстановки, сопровождающее всякую войну, особенно в условиях жаркого климата и центральноазиатского дефицита воды. Что касается Таджикистана, то на его территории существуют природные очаги чумы (именно они стали причиной страшной Анзобской эпидемии 1898 г., уничтожившей полностью население десятков кишлаков на склонах Гиссарского хребта). В наше время потенциальные очаги этого заболевания контролируются санэпидслужбой Таджикистана. Однако есть и другие потенциальные опасности.  Весь период гражданской войны в Таджикистане не прекращалась эпидемия брюшного тифа и инфекционного гепатита, унесшая тысячи жизнейи подорвавшая здоровье десятков тысяч людей. По мнению многих эпидемиологов, эти вспышки были напрямую связаны с проницаемостью таджикско-афганской границы. А на юге страны, в Вахшской и Бешкентской долинах, десятки тысяч людей были поражены гелиотропным гепатитом, вызванным потреблением в пищу так называемого "перезимовавшего зерна".

В 2010 г. в Таджикистане зафиксирована вспышка полиомиелита,которым переболело несколько сот человек. Эксперты предупреждали, что рассадник этой болезни - соседний Афганистан. В случае увеличения потока беженцев из этой страны эпидемиологическая обстановка может обостриться во всех среднеазиатских государствах. Афганская территория, в случае гражданской войны, станет серьезным «импортером» эпидемических заболеваний, обстановка и сейчас весьма неблагополучная, и причина - бытовая антисанитария.

Отмечаются периодические вспышки занесенных из Индии и Пакистана холеры и чумы. Так, летом 2011 г. в одной только провинции Кандагар холера унесла тысячи жизней. Природные очаги чумы, а также натуральная оспа бытуют в афганских районах, граничащих с Ираном.

В Афганистане высока заболеваемость инфекционным гепатитом, малярией,  есть очаги сибирской язвы, коклюша, туляремии, бруцеллеза, мелпоидоза, лейшманиоза, кишечной группы инфекционных заболеваний наиболее распространены брюшной тиф и бактериальная дизентерия. По некоторым данным, около 30% населения Афганистана больно туберкулезом.

 Все эти потенциальные опасности требуют определенных превентивных мер, как со стороны властей региональных государств, так и со стороны международных организаций, работающих для смягчения последствий конфликтов в регионе. Безусловно, потребуется  вмешательство союзников по ОДКБ и ШОС на разных направлениях - военном, экономическом, медицинском и пр.

Опасность дружеских объятий

Тесные военно-политические контакты с этнически близкой группировкой возрожденного "Северного альянса" будут чреваты серьезными последствиями для правящих элит Таджикистана и Узбекистана. Дело в том, что таджикский и узбекский компоненты группировки представляют собой многочисленные и политически активные части населения ИРА, обладающие к тому же многотысячными вооруженными формированиями, имеющими более чем тридцатилетний опыт вооруженной борьбы, в том числе и с современными армиями. Это может побудить их лидеров на определенных этапах развития ситуации в ИРА диктовать свои условия руководству Таджикистана и Узбекистана, педалируя на "союзнические отношения" и "этническую близость". В частности, такая ситуация может возникнуть в рамках "Персоязычного союза", где Таджикистан является не самым крупным элементом по численности населения, однако сильным компонентом по уровню развития экономики.

Главная мысль сказанного такова: намечающийся на конец 2014 года вывод американских, а затем и других западных войск из Афганистана вызовет серьезные и долгосрочные последствия для всего Центральноазиатского региона, равно как и для структур ОДКБ и ШОС.