Регионы

Мы в соцсетях

Facebook
ВКонтакте
Twitter

Календарь событий

Загрузка...

США заманивают Россию в ПРО ради сплочения НАТО

США демонстрируют стремление к созданию ПРО, которая к 2020 году приобретет черты глобальной

22.04.2011 13:07

Николай Хорунжий, военный обозреватель

Заманивают, ясно. А надо ли это России? Она выдвинула свой план. Президент Дмитрий Медведев полтора года назад опубликовал на своем сайте проект договора о евробезопасности. Несмотря на всю критику, которой его подвергли западные СМИ этот документ, он подкупает логичностью и простотой. "Участники сотрудничают на основе принципов неделимой и равной безопасности, ненанесения ущерба безопасности друг друга", - говорится в первой статье проекта.

Поможет ли участие России в противоракетной обороне НАТО убедить ее партнеров в необходимости создать такой договор, в котором все его участники, от Ванкувера до Владивостока, будут иметь равное право на безопасность, а также согласовывать свои действия с другими подписантами, даже являясь при этом членами разных военных союзов? Этот вопрос сейчас, наверное, задают себе в Кремле.

Не может ли создание системы ПРО для стран Северного полушария послужить раздражителем для стран Южного полушария, которые могут увидеть в такой "конфигурации" угрозу, либо, как минимум, желание отгородиться от остального мира, превратив Евроатлантику в своего рода "авианосец – Америка", как некогда называли США за изоляционистскую политику?

В конце концов России придется определиться, "против кого дружить" со странами НАТО. Европейская система с российским участием может быть воспринята Тегераном как исключительно антииранская позиция. А это отразится на весьма выгодных для нее контрактах. Может ослабнуть и без того не очень сильное влияние России на Иран и, в целом, на ближневосточную ситуацию, которая во многом зависит от проиранской организации Хезболла.

Непредсказуема ситуация с Китаем и Индией, с которыми может наступить охлаждение в отношениях из-за однозначной ориентации России на НАТО. Если в отношениях со странами Азии Россия является ведущим партнером, вряд ли такая же роль уготована ей в новом союзе с НАТО.

С другой стороны России срочно нужны новые передовые технологии, которые могут начать поступать с Запада при увеличении степени доверия сторон после ее вступления в "партнерство ЕвроПРО". Госдеп США предлагает не просто совместное использование российских РЛС, но и совместную научно-исследовательскую деятельность, совместные испытания ПРО, совместное имитационное моделирование, учения по противоракетной обороне, и даже совместный анализ альтернативных вариантов американо-российской архитектуры ПРО для защиты от общих региональных угроз (хотя Россия предлагает начать с конца списка, то есть с оценки этих угроз).

Не исключен вариант, что Россию вновь оставят с одними обещаниями, использовав ее авторитет для укрепления пошатнувшегося единства НАТО и оторвав ее от естественных партнеров и союзников в Азии. Не так давно немецкое издание "Файненшл Таймс" писало, комментируя американские планы создания новой системы противоракетной обороны: "Для Обамы и Фога Расмуссена новый "противоракетный зонтик" – это не просто некая оборонная система. Она призвана способствовать сплочению НАТО, которого, как показывает Афганистан, так не хватает альянсу". Кстати, отказ США от участия в операции в Ливии объясняется не только тем, что Америка завязла в Ираке и Афганистане, но и необходимостью самоутверждения НАТО.

Участие в ПРО для России это, конечно, не только экономический вопрос – возможность приобретения новых, или, как модно говорить сейчас, "инновационных" технологий, потеря иранских контрактов. В первую очередь это вопрос безопасности. Российские специалисты предупреждают: чтобы будущий сегмент европейской ПРО не оказался угрозой для российских сил ядерного сдерживания, Москве необходимо участвовать в создании совместной с НАТО и США европейской противоракетной обороны. Ведь стратегическая ПРО если и будет использоваться, то ее сил может хватить только для нейтрализации ответного удара, а не для защиты от первого.

В то же время до сих пор нет полной ясности с будущей архитектурой европейского сегмента американской системы. Отсюда и колебания Кремля. Предположим, в ближайшем будущем атомная политика Ирана изменится, а Россия уже будет вовлечена в проект создания противоракетной обороны. От кого? Не дешевле ли отделить мух от котлет и продолжать оказывать давление на Иран, развивая при этом технологическое сотрудничество с США и Европой в области "прорывных технологий", одновременно строя с ними основы договора о равной и неделимой безопасности для всех его участников?

Тем временем США демонстрируют безоговорочное стремление к созданию ПРО, которая к 2020 году приобретет все черты глобальной. Помощник госсекретаря Филип Гордон заявил 19 апреля, что США планируют в текущем году принять решение о месте размещения радиолокационной станции (РЛС) европейского компонента своей глобальной ПРО. По словам высокопоставленного натовского чиновника, к концу 2014 года ПРО ТВД Альянса, рассчитанная на оборону от баллистических ракет радиусом действия до 3 тысяч км, будет полностью интегрирована с системой его противовоздушной обороны. Система ПРО ТВД НАТО станет полностью операционной в 2017-2018 годах.

Время на размышления у России мало. Несговорчивость Ирана лишает маневра. Решение России окажет влияние на ее развитие в длительной перспективе. По существу, ставится вопрос: "С кем вы, мастера российской дипломатии, с Западом или Востоком?" До сих пор мастерам удавался ответ: "И с теми, и с другими". Удастся ли он в этот раз?

Вопрос об участии России в ПРО НАТО будет решаться окончательно в этом году на июньской встрече министров обороны Совета Россия-НАТО (СРН). Но перед этим российский президент встретится в мае с американским во французском Довиле. Москва, похоже, рассчитывает, что именно прямой диалог с Вашингтоном позволит быстрее убедить НАТО в необходимости принять российский проект секторальной ПРО. Хотя имеются все признаки того, что "прорывом в сотрудничестве в области ПРО" будет объявлено компромиссное решение о создании совместного Центра по обмену данными о ракетных пусках (ЦОД) в Москве или Брюсселе, который был заложен по российско-американскому соглашению от 1998 года, но впоследствии оказался фактически "замороженным". Кстати сказать, Владимир Путин предлагал реанимировать такой вариант еще в 2007 году.

На сессии СРН в Берлине 15 апреля Хиллари Клинтон, с которой у Сергея Лаврова была отдельная встреча, подтвердила стремление США к долгосрочной кооперации "на основе равноправного партнерства" между НАТО и Россией в интересах создания противоракетного щита. Согласно ее интерпретации, есть согласие в отношении построения двух центров: одного для обмена данными, другого для планирования и координации. При этом оба центра, по представлениям Вашингтона, должны служить стержнем для совместных действий.